среда, 23 декабря 2015 г.

О российской солидарности: точный и беспощадный диагноз

Из статьи Николая Кавказского, бывшего обвиняемого и осуждённого по "Болотному делу": ""Болотное дело" забыто почти всеми, кто четыре года назад выходил на протестные акции. Всё это в прошлом: десятки тысяч и тысячи людей, выходившие на улицы и площади требовать свободу узникам 6 мая. Денег на помощь узникам также приходит гораздо меньше, чем прежде, этих средств не хватает для оказания полноценной помощи тем, кто сидит сейчас в колониях. Да и на судебные заседания ходит всё меньше людей – на оглашение приговора Ивану Непомнящих пришло всего несколько десятков человек. Некоторые организаторы оппозиционной акции 6 мая 2012 года – за решёткой, другие не предпринимают всех возможных усилий для освобождения политзаключенных по "Болотному делу"".

вторник, 22 декабря 2015 г.

Об эксперте Белковском



Разыскивая (безрезультатно!) в Интернете текст своей статьи о Сталине «Сон-разума-2», опубликованной в журнале «Знание-сила» в 2005 году (№№ 3 – 5), я наткнулась на статью 2005 года любимца прогрессивной общественности, завсегдатая радиостанций «Свобода» и «Эхо Москвы» Станислава Белковского. Статья называется «Почему Путин передаст власть досрочно». Предлагаю своему читателю самому оценить провидческий «талант» политического эксперта г-на Белковского.
Уход Путина от власти, – пишет он, – демократическим (!) путём «возможен не раньше весны-лета 2007 года (!), когда завершится формирование ответственного (!) политического (!) субъекта (!), представляющего новую (!) национальную (!) элиту (!) и готового принять от уходящего символа затянувшихся 1990-х годов невыносимое бремя власти». (Все восклицания мои – И.П.).
Прошло 10 лет, а услуги «вешания лапши на уши» г-на Белковского только возросли в цене да и спрос на них неуклонно повышается. Сегодня он ещё и главный специалист телеканала «Дождь».

понедельник, 21 декабря 2015 г.

Аркадий Белинков о судьбе России



«Россия и её народ обречены на деспотическое самодержавие, во всю историю лишь меняющее формы правления и название».
Цит. по: Иван Толстой. Приём белой собачки. Аркадий Белинков и советская цензура.

Аркадий Белинков (1921 – 1970) – автор не только книги «Юрий Тынянов», 50-летию подписания которой в печать посвящён материал на «Свободе», но и остро современной книги «Сдача и гибель советского интеллигента. Юрий Олеша» (Мадрид, 1976; Москва, 1997).

четверг, 17 декабря 2015 г.

Пресс-конференция Путина 17 декабря 2015 года



У меня не столько впечатление от президента Путина, сколько от представителей российского общества в зале, от их вопросов и, конечно, от политических комментаторов разных спектров. Все они, даже самые радикальные (как журналист Екатерина Винокурова с её вопросом о так называемой элитке – отпрысках государственных деятелей типа Ротенберга, Чайки, Турчака и т.п.), не отделяют себя от власти. Президент Путин говорит «мы», «наши» и то же самое говорят представители общества – «мы», «наши». К примеру, «пик кризиса мы уже прошли», «наша военная операция в Сирии», «мы действуем в Сирии», «наша обороноспособность». Причем солидаризируются с президентом, ничего не зная ни о мотивах, ни о целях этой власти, ни о её подлинных решениях, не зная даже того, кто представляет реальную власть в стране, потому что она действует на условиях строгой конспирации. (См. об этом подробнее мою статью «Нам не страшен WikiLeaks»).  Это и есть тот самый «русский тоталитаризм», о котором давно пишет Дмитрий Шушарин и который означает единение общества со своим «вождём».

Сегодня это правило российской жизни, ставшее её сутью. Характерен комментарий Эдуарда Лимонова в его живом журнале: «Мы все хотим, чтобы власть перестала быть такой скрытной, в конце концов мы все хотим знать, что с нами будет, какие у власти планы. Скрывать местонахождение и место жительства дочерей, – вполне нормально, а вот скрывать от нас наше будущее – это неуважение к нам». Как видим, Лимонов ждёт от власти определения будущего страны и не видит в этом вопиющей ненормальности. Здесь он точно выразил общее настроение российского общества. Но тогда и не надо удивляться: такому обществу можно и дальше беззастенчиво лгать, упражняться перед ним в демагогии и беззастенчиво использовать в своих интересах.

Вот почему я ещё раз повторю, что первым шагом настоящей оппозиции, которая представляет не тоталитарное, а гражданское общество, должно стать требование к этой власти «открыть лицо».