четверг, 29 октября 2015 г.

О памятнике жертвам политических репрессий

В этом году на государственном уровне наблюдалось заметное оживление вокруг темы памяти репрессированных в советское время. Премьер Медведев 15 августа подписал документ под названием "Концепция государственной политики по увековечению памяти жертв политических репрессий". Конкурсная комиссия выбрала проект памятника: им стала "Стена скорби" скульптора Георгия Франгуляна. Приказ о возведении памятника 30 сентября подписал президент Путин. Мемориал предполагается установить в следующем году ко Дню памяти жертв политических репрессий, 30 октября. Выбрано место на пересечении проспекта академика Сахарова и Садового кольца в Москве.

Я давно сформулировала своё мнение против возведения такого памятника в современной России. С идеей, что время для этого памятника ещё не пришло, я выступала в 1998-м и 2008 году. С моими аргументами можно ознакомиться, перечитав статью 2008 года. Сегодня я бы изменила в ней лишь конец последнего абзаца:
"После того, что мы узнали о нашей истории, после того, как увидели её повторение в сегодняшнем дне, очевидно, что возведение памятника жертвам политических репрессий (всех, начиная с 1917 и кончая днём нынешним) - дело будущих поколений. Мемориал должен стать не просто одной из неформальных организаций, а массовым движением, результатом потребности общества в переосмыслении своей истории и своих отношений с властью. И долгожданный памятник будет тогда символом пройденного обществом пути к свободе, символом его зрелости и гражданственности. Представляю, как торжественна и как значительна будет тогда минута молчания. Но я не верю, что доживу до этого времени".

понедельник, 26 октября 2015 г.

Ещё раз о российской статистике жертв: случай Норд-Оста

Только что мы говорили об официальной и неофициальной статистике убитых государством во время Большого террора 1937-1938 гг. Напомню, что 681 692 - это официальные данные, принятые историками как в России, так и за рубежом. Недоверие к этим данным (подсчитано вплоть до единиц!) в очередной раз подтверждается случаем из недавней истории, а именно разыгравшейся 13 лет назад трагедией с заложниками на Дубровке во время мюзикла "Норд-Ост". "Это может звучать неправдоподобно для непосвящённых, - пишет сегодня адвокат Каринна Москаленко, - но так и не установлено точное число погибших".

Официальная цифра погибших во время того теракта на сегодня - 130 человек. Их список опубликован. Однако, по утверждению общественной организации "Норд-Ост", на самом деле погибло не 130, а 174 человека. Это неофициальные данные. Расхождение в 44 человека - это более 25% от общего числа погибших. Эта цифра получена в результате изучения материалов следствия. По мнению Москаленко, которая в 2012 году пыталась ответить на вполне закономерно следовавший вопрос, это "невостребованные люди. Приехали в Москву погулять, к любовнице, в командировку - что угодно. И пропали. Кто будет этой статистикой заниматься - выяснять пропавших в то же самое время в других городах России? За кем пришли, те и есть в официальном списке".

И почти никто не говорит о побочных жертвах этого теракта - о числе отравившихся людей, здоровью которых нанесён явный ущерб и часть которых стала инвалидами. Опять же на этот счёт существуют тоже только неофициальные данные.  Вот такая статистика и такая цена человеческой жизни.







воскресенье, 25 октября 2015 г.

Фильм о Большом терроре

Читатели моего блога проявили явный интерес к последнему посту. В продолжение темы позволю себе предложить в качестве иллюстрации фильм по повести Лидии Корнеевны Чуковской "Софья Петровна," снятый в 1989 году. Уникальность этой повести в том, что она написана по свежим следам, в 1939 - 1940 гг.

среда, 21 октября 2015 г.

Сколько человек в день убивало сталинское государство в годы Большого террора?



На сайте радиостанции «Эхо Москвы» 20 октября мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман привёл данные о числе репрессированных по политическим мотивам в 1937-1938 гг. – около 1 400 000, из них расстрелянных – 682 000. «Таким образом, пишет он, страна на протяжении двух лет убивала 1000 своих граждан в день». Ройзман цитировал данные, которые содержатся в так называемой справке полковника Павлова, подготовленной в конце 1953 года. В ней даётся число приговорённых к ВМН (расстрелу) по годам: в 1937 – 353 074, в 1938-м – 328 618. Эти данные коррелируют со справкой 1954 года, подготовленной для тогдашнего Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущёва генеральным прокурором Р. Руденко, министром внутренних дел С. Кругловым и министром юстиции К. Горшениным. В итоговой записке комиссии Президиума ЦК «О результатах работы по расследованию причин репрессий и обстоятельств политических процессов 30-х годов», подготовленной в 1963 году и подписанной Н. Шверником, А. Шелепиным, З. Сердюком, Р. Руденко, Н. Мироновым, В. Семичастным, тоже говорится, что в 1937-1938 гг. было арестовано 1 372 392 человека, из них расстреляно 681 692. («Источник». 1995. № 1).
Этими же данными оперировал историк Виктор Земсков. Он писал о 681 692 расстрелянных в 1937-1938 гг. (хотя общая цифра осуждённых у него меньше – 1 344 923). Более того, прямо указывал, что в год к высшей мере приговаривалось 340, 8 тысяч. (Земсков В.Н. К вопросу о масштабах репрессий в СССР // Социс. 1995. № 9. С. 123).

воскресенье, 18 октября 2015 г.

Штрихи к надуманному и реальному портрету российской власти



Глеб Павловский продолжает свою неустанную работу по затуманиванию действующего в современной России механизма власти. В двух своих недавних публикациях, появившихся на возглавляемом им ресурсе gefter.ru в один день, 16 октября, это затуманивание достигает апогея. Всё, происходящее в политической сфере, сводится им к неведомой «Системе РФ», которая, оказывается, является «системой всех прежних русских систем власти» (?!!). И тут же признаёт, что «Система РФ не государственная модель, она не описывает режим».

Безусловно, не описывает и не может описать. Да и цель политических мудрствований г-на Павловского совершенно другая, хотя в 2010-м он был более откровенен. В беседе с Владиславом Иноземцевым «Уйдёт ли Путин?» (к сожалению, сегодня этот материал уже не в открытом доступе) он сказал, что Путин - это «такой неформальный институт, которого в Конституции нет... Он - верховный авторитет этой системы». Тем самым г-н Павловский подтвердил, что реальная власть в России неконституционна, а, следовательно, незаконна. А говоря о «клавиатуре», посредством которой Путин «работает с бюрократией», политтехнолог, по сути, подтвердил и наличие у власти тайной инфраструктуры - сети штатных и внештатных сотрудников спецслужб и силовых органов. 

Так вот эта «клавиатура» действует по законам конспирации точно так же, как действовала реальная власть при Сталине, - вне Конституции и через тайную сеть спецотделов и особых секторов. Можно только представить, насколько плотно российское общество «прошито» агентами спецслужб и силовых структур. Не будет преувеличением сказать, что под их колпаком находится всё население страны. Именно их сеть обеспечивает силу и прочность этой власти.

Лишь по чистой случайности сегодня выходят на поверхность факты о действиях этой конспиративной власти, и эти факты весьма и весьма показательны. Вот, к примеру, важнейший штрих к картине «Кадровая реформа, или Большой террор-2015». Оказывается, создана «секретная структура с особыми полномочиями, доступ к которой не имеет даже генералитет Следственного комитета. В среде оперативников ее уже в шутку прозвали СМЕРШ — по аналогии со знаменитой сталинской спецслужбой, борющейся с врагами жесткими, но эффективными хирургическими методами».
Собеседник автора этой замечательной публикации в журнале «Эксперт» на вопрос «Зачем такая секретность? Ведь даже высокопоставленные начальники ФСБ не знают о вашем существовании?» ответил: «…По тем же причинам, по которым создавались оперативно-розыскные структуры в тридцатые и сороковые годы. Сначала это было обусловлено жесткой необходимостью чистки элит в условиях угрозы войны, а затем уже непосредственно на самой войне, которая, кстати, благодаря умелой дипломатии была отодвинута на несколько лет. (NB!  Просталинская трактовка кануна войны - И.П.) На местах были партийные царьки, бывшие боевики гражданской войны, которых надо было ставить на место, а элиты - чистить, причем очень быстро. Тогда местные компетентные органы, как и сейчас, срослись в один кумовской клубок с этими элитами. Поэтому любая попытка взять какого-нибудь зарвавшегося начальника-вора натыкалась на “слив” и заметание следов».
Эта «особая группа» имеет «прямой выход на президента и лично докладывает первому лицу государства о ситуации по тем или иным регионам». Кстати, подтвердился и факт, что заметную роль в этой операции играют структуры Общероссийского народного фронта со своими отделениями на местах.