вторник, 1 декабря 2015 г.

Два подхода



Сегодня критерием либеральности автора и его оппозиционности является тезис о слабости путинского режима и о скором его конце. Именно такие авторы являются кумирами прогрессивной общественности и представляют, по словам Андрея Илларионова, реальную и интеллектуальную оппозицию. Уверена, что чтение статей Андрея Пионтковского, Лилии Шевцовой, авторов сайта Kasparov.ru и т.п., стало для недовольных режимом пользователей Интернета необходимой наркотической дозой, которая примиряет их с окружающей действительностью. Те же, прямо скажем, немногочисленные авторы (я в том числе), которые, наоборот, считают, что путинская власть не только сильна, но и продолжает укрепляться, что российский народ, как никогда, консолидирован вокруг власти, не только раздражают, но, оказывается, ещё и смотрят «кремлёвскими глазами». Так простодушно заявил недавно один из авторов радиостанции «Свобода» Андрей Остальский в своей колонке «Проигравший как победитель». Хорошо, что не добавил сакраментальное: «работают на Кремль». Правда, далее он вполне адекватно сформулировал два подхода: «Если считать целями России (здесь вместо «России» следует поставить «российской власти» – И.П.) процветание, интеграцию в мировую экономику, верховенство закона и ускорение научно-технического прогресса, то движение к ним провалилось».  Если задача была в другом – «обеспечить всю полноту и максимальную прочность личной власти…то эта цель, напротив, достигнута. Видимо, Путину приятно и то, что удалось посеять раздоры между западными государствами». 

Однако к этим формулировкам требуется пояснение. Первый подход к анализу российской политической действительности – это подход с мерками западной цивилизации и существующих там взаимоотношений государства и общества. Сегодня в России нет недостатка в авторах, которые хорошо изучили западную литературу об авторитарных режимах, бюрократических системах, взаимоотношениях государства и общества. И с этим своим знанием из западной политологии они оказываются внутри российского смыслового контекста и пытаются его анализировать. В результате неизбежно приходят к выводу о слабости путинской власти. О том, что Путин потерпел поражение в Украине. О том, что только тем и озабочен, что «ищет новую модель легитимации своей власти», т.к. якобы та «легитимация, которую он получил в ходе войны с Украиной, уже исчерпала себя». О том, что пошел в Сирию потому, что якобы не может «работать в прежней модели выживания» и потому Кремль сегодня переживает якобы «отчаянный поиск новой перед началом следующей президентско-парламентской кампании».

«Легитимация», «президентско-парламентская кампания», «свидетельство исчерпанности модели» – это всё понятия из лексикона западной политологии, которые не работают при анализе современной российской действительности. Смыслового соответствия предлагаемого анализа с реальностью не получается. А любые попытки указать на неприменимость западной системы понятий к объяснению российской действительности игнорируются. Либеральный клан единомышленников строго по-советски не допускает инакомыслия. Так, из их интеллектуальной памяти выпала огромная работа, проделанная Александром Ахиезером. Я уже не говорю о том, чтобы предложенная им система понятий, основанная на опыте российской истории, применялась для анализа современной российской действительности. 

В результате всё и дальше будет сводиться к пустым заклинаниям типа «пришла пора кончать с двумя иллюзиями и стереотипами: о силе Путина, о его победах, о том, что он постоянно выигрывает в шулерской игре», и надеждам на скорый крах режима. Вот что действительно пора, так это начать хотя бы понимать, что у этой власти огромный потенциал в российской действительности, что она извлекла уроки из прошлого, взяв за образец крайнюю модель российского государственного устройства, которая представляет не только вершину российского искусства повелевать, но и пик русского государственного национализма. И что амбиции этой власти распространяются далеко за пределы собственной страны. А, поняв, решать, как с этим жить дальше.



7 комментариев:

  1. Очень грустно, но Вы правы.
    Ирина СПб

    ОтветитьУдалить
  2. Большая часть населения России решила для себя как жить дальше-она сотрудничает с режимом. Это и не плохо и не хорошо, это медицинский факт. Сопротивление режиму еще не сформировалось, да и режим находится в стадии развития.

    ОтветитьУдалить
  3. Сам Илларионов не считает режим слабым

    ОтветитьУдалить
  4. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  5. Я не согласен с тем, что западные мерки в данном случае не работают. Просто их никто не применяет). Например, как можно говорить о поражении, когда цели не известны? Прогнозы же вообще удовлетворение каких то языческих потребностей. Как их можно делать, когда невозможно установить все факторы, влияющие на событие? Это литература, причем здесь западные мерки?

    ОтветитьУдалить
  6. Пока что увидел гипотетический сценарий, гипотетический потому, что опирается на "висящую в воздухе" оценку потенциала. Ну, не совсем в воздухе, есть ваш авторитет. Но больше пока ничего.
    Хотелось бы про потенциал поподробнее.
    Спасибо.

    ОтветитьУдалить
  7. Пробился я, наконец, через Ахиезера. И, как и П.П. Шариков когда-то, на "и что же вы можете сказать по поводу прочитанного?" могу выдать: "да не согласен я!"
    И начать с его "вечевого идеала", впоследствии раздваивающегося на взаимопереходящие соборную и авторитарную разновидности. Скандинавские "тинги" практически современны этим вечам, и структурно похожи, но, однако же, качественно отличны, хотя бы по последствиям и истории развития. Значит, вече, да не то вече, и вечевой идеал тоже не тот. Естественный вопрос: а почему, и в чем дело? Разумно предположить, что скандинавы, с их историей udal (=сильная частная собственность) землевладения в ту же эпоху и до нее, обладали гораздо более высоким уровнем индивидуализма, нежели чем славянские общинники, которые оперировали в условиях земельного избытка и периодически перебирались с места не место, так что udal частнособственническое землевладение смысла в ту эпоху для них не имело. Но в таком случае за основу следует брать не "вечевой идеал" как таковой, а основное условие его развития в "российскую сторону" - отсутствие собственнического индивидуализма. Те же веча/тинги С этим индивидуализмом считаются праматерями парламентов (альтинг в Исландии). И к "манихействованию" они тоже были гораздо более резистивны, и многое другое.

    ОтветитьУдалить