четверг, 17 декабря 2015 г.

Пресс-конференция Путина 17 декабря 2015 года



У меня не столько впечатление от президента Путина, сколько от представителей российского общества в зале, от их вопросов и, конечно, от политических комментаторов разных спектров. Все они, даже самые радикальные (как журналист Екатерина Винокурова с её вопросом о так называемой элитке – отпрысках государственных деятелей типа Ротенберга, Чайки, Турчака и т.п.), не отделяют себя от власти. Президент Путин говорит «мы», «наши» и то же самое говорят представители общества – «мы», «наши». К примеру, «пик кризиса мы уже прошли», «наша военная операция в Сирии», «мы действуем в Сирии», «наша обороноспособность». Причем солидаризируются с президентом, ничего не зная ни о мотивах, ни о целях этой власти, ни о её подлинных решениях, не зная даже того, кто представляет реальную власть в стране, потому что она действует на условиях строгой конспирации. (См. об этом подробнее мою статью «Нам не страшен WikiLeaks»).  Это и есть тот самый «русский тоталитаризм», о котором давно пишет Дмитрий Шушарин и который означает единение общества со своим «вождём».

Сегодня это правило российской жизни, ставшее её сутью. Характерен комментарий Эдуарда Лимонова в его живом журнале: «Мы все хотим, чтобы власть перестала быть такой скрытной, в конце концов мы все хотим знать, что с нами будет, какие у власти планы. Скрывать местонахождение и место жительства дочерей, – вполне нормально, а вот скрывать от нас наше будущее – это неуважение к нам». Как видим, Лимонов ждёт от власти определения будущего страны и не видит в этом вопиющей ненормальности. Здесь он точно выразил общее настроение российского общества. Но тогда и не надо удивляться: такому обществу можно и дальше беззастенчиво лгать, упражняться перед ним в демагогии и беззастенчиво использовать в своих интересах.

Вот почему я ещё раз повторю, что первым шагом настоящей оппозиции, которая представляет не тоталитарное, а гражданское общество, должно стать требование к этой власти «открыть лицо». 

3 комментария:

  1. Так а кто впустит туда нелояльных, неподготовленных?

    А вообще, я тут немного запутался. О каком "требовании", или оппозиции может идти речь, если, по вашим же словам, У НАС воспроизведён "сталинский механизм власти"?

    Да и вообще, верите ли вы сами во всё это? Мне уже не 22, а 23, я уже перестаю мечтать о России "великой", всё больше мне кажется, что смысл России в великодержавии, с тех пор, как Московское княжество стало "расширяться", а великие страны это Швейцария и подобные. Наверное, России надо полностью разрушиться, начать всё заново, с удельной Руси в современном варианте.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Журналисты в зале были разные и, на мой взгляд, вполне искренние. Они такие и в жизни, уверяю Вас.
      Если говорить о действующем режиме и сталинском механизме власти, то не будем забывать, что она оба существенно модернизированы в соответствии с условиями XXI века. Сегодня режиму не страшна и так называемая несистемная оппозиция, потому что и она действует по правилам системы, даже не пытаясь требовать от власти, как я говорю, "открыть лицо."
      Что касается веры в будущее, то я пессимист.

      Удалить
    2. Конечно, последняя фраза в ответе вашему комментатору многое объясняет, и я с вами в этом подобен, к сожалению. Однако, саму статью вы, тем не менее, заканчиваете оптимистичной рекомендацией как бы существующему гражданскому обществу потребовать от власти «открыть лицо». Но ведь это противоречит основным вашим представлениям как о существовании настоящего гражданского общества в России, так и способности нынешней власти выполнять чьи-либо требования, и тем более оппозиции. Впрочем, наверное потому в статье не предлагаются пути создания такого гражданского общества, что население России просто не созрело для него. Правда, по моему мнению, без посторонней помощи оно не созреет никогда. А поскольку у нас «собственная гордость», то эта «посторонняя помощь» может представиться только в ситуации подобной в Германии 1945 г. Неужели, придётся ждать, когда у диктатора «поедет крыша», из-за чего у него возникнет уверенность, что он сможет завоевать весь мир, и он попытается сделать это? Или всё-таки есть иной выход?

      Удалить