суббота, 28 ноября 2015 г.

Заметки Симонова в зеркале современных событий


К 100-летию Константина Симонова «Новая газета» напечатала фрагменты его неопубликованных «Заметок к роману» о войне, которые датированы декабрём 1964 года.
В них имеются рассуждения о том, к какой войне готовился Сталин. Вот, на мой взгляд, самый показательный отрывок: «Я лично думаю, не имея для этого никаких документальных оснований, что его план сводился к следующему – и таков был его план с самого начала, с периода переговоров с Риббентропом. Во-первых, выйти на как можно более передовые европейские рубежи, в непосредственную близость к фашистской Германии, сойтись с нею бок о бок. Это было сделано. Во-вторых, он предполагал, что немцы ввяжутся в другую, может быть, победоносную, но тяжелую и изматывающую войну с Англией и Францией. И в-третьих, насколько я понимаю, он планировал, перевооружив армию, укрепив ее, переведя промышленность, если не на военные рельсы, то в положение, при котором она быстро могла перейти на них, – ударить по фашистам, занятым войной на Западе, разгромить их, на их плечах пройти всю Европу, может быть, вплоть до Испании – он всегда помнил о неудаче в Испании – и установить в ней социалистический строй».
Для того времени это очень неординарные рассуждения. Так, автор самой смелой тогда книги о начале войны Александр Некрич (его книга «1941. 22 июня» была издана в 1965 году) резко отрицательно высказался по поводу, как он писал, «легенды о превентивной войне», которую «искусственно поддерживают западногерманские неонацисты и некоторые реакционные западногерманские публицисты и историки». (С. 8-9). 

Симонов же, во-первых, ещё раз подтвердил обстановку полной секретности, в которой при Сталине принимались судьбоносные политические решения: нет «никаких документальных оснований». Во-вторых, называется Испания. Если Сталин хотел не только, по примеру Александра I, «дойти до Парижа» (Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. М., 1991. С. 103), а держал в мыслях ещё и Испанию, то получается, что его планы о расширении «фронта социализма» буквально распространялись на всю территорию Европы.

Ну и кто же, как не Сталин, служит вдохновляющим образцом государственного деятеля для нынешнего президента России? Путин в своём воображении так же «играет» со странами и государственными деятелями. Так называемая борьба с терроризмом, как и борьба с нацизмом для Сталина, для него очевидное средство для достижения более глобальной цели. И никто сегодня, как и тогда, не имеет «никаких документальных оснований», чтобы ответить на волнующий всех вопрос, чего на самом деле хочет президент Путин. 

Всё сводится к версиям. На настоящий момент выделяются две: 1. На Ближнем Востоке имеет место всего лишь спор удачно хозяйствующих субъектов – Асада, Путина и «ИГ», которых объединяет совместный бизнес – нефть. Эту версию продвигает Андрей Пионтковский (со ссылкой на Алексея Венедиктова) и его единомышленники. 2. Цель Путина – Иерусалим. Родоначальник этой версии – Дмитрий Шушарин. Но и она уже пошла в народ.













1 комментарий:

  1. Иерусалим? Фантастично
    Вопрос про цель режима - очень интересно. Надо думать
    http://ej2015.ru/?a=note&id=29008

    ОтветитьУдалить