четверг, 25 февраля 2016 г.

К 60-летию секретного доклада Н.Хрущёва на ХХ съезде КПСС



Чем больше я думаю о том, что произошло 25 февраля 60 лет назад, тем чаще склоняюсь к выводу, что, если у России и был шанс преодолеть сталинизм и стать другим обществом (я имею в виду именно сообщество людей), то он был дан именно тогда в 1956 году, а не в конце 1980-х. Тем более его нет сегодня, когда в условиях невиданного ранее роста популярности Сталина в стране вновь предпринимаются уже мало кем замечаемые попытки десталинизации. Объективным последствием нынешней десталинизации, которой призваны руководить такие прокремлёвские деятели как М. Федотов и С. Караганов, будет окончательная дискредитация этой идеи.
В сегодняшних ток-шоу на российском телевидении на тему ХХ съезда нередко возникал вопрос, а если бы вместо Хрущёва был Маленков? Или Берия? Я сомневаюсь в том, что кто-то из них мог бы кардинально изменить созданную Сталиным политическую и экономическую систему. Нужен был человек из другого мира, с другим воспитанием и менталитетом. А эти люди все были из одной когорты, из сталинского окружения, прошли одну школу и, не будем забывать, все были преступниками. Возможно, кто-то проявил бы себя умнее и последовательнее. Но судьба выбрала Хрущёва. И он, конечно, не соответствовал сложности исторической задачи. Поэтому всё свелось к тем действиям, о которых мы знаем. Полагаю, сам Хрущёв, ознакомившись с подготовленными для него материалами секретного доклада и тем более прочитав его публично, пережил потрясение. Заглянул в открывшуюся ему бездну и испугался. 
Только этим можно объяснить его последующие судорожные действия. Рой Медведев рассказал о ходивших в Москве слухах, что Хрущёв лично дал указание уничтожить несколько больших бумажных мешков с документами. Что там были за документы? Только ли о его личном участии в Большом терроре? Немаловажно и то, что сам текст доклада Хрущёва в Советском Союзе появился в открытой печати лишь спустя 33 года в 1989 году. В 1961 году на XXII съезде КПСС он вновь вернулся к теме сталинских репрессий, но предложил всего-навсего «увековечить память видных деятелей партии и государства, которые стали жертвами необоснованных репрессий в период культа личности».
В результате этого доклада вся оценка сталинского правления свелась к эвфемизму – термину «культ личности». Термин «сталинизм» появился только во время перестройки. Как точно написал Иван Елагин: «Мы далеки́ от трагичности:/ Самая страшная бойня/ Названа культом личности – / Скромно. Благопристойно». А в постановлении ЦК КПСС от 30 июня 1956 года «О преодолении культа личности и её последствий» было сказано, что культ личности не изменил и не мог изменить природы социалистического строя. 
Вот поэтому сегодня к Хрущёву претензии есть у всех – как у антисталинистов, так и у сталинистов. У последних особенно, потому что в сегодняшней России именно они диктуют дискурс советской истории. С их точки зрения, Хрущёв – худший исторический деятель за всю историю России. Для них ясный морозный день с бодрящей идеей великодержавия и парадом Победы 24 июня 1945-го неизмеримо более предпочтителен, чем оттепель, обнажающая всё то, что скрывает снежный покров.

См. также: Алексей Пименов. Парадокс Хрущёва: развенчание Сталина как политический прецедент.
 

6 комментариев:

  1. Пожалуй впервые не соглашусь с вами. Я об единственном шансе. Ведь вся затея Хрущёва свелась к провозглашению о наличии культа личности (только одной) и массовых репрессий. Сталин не был назван преступником, а Ленин вообще «такой молодой», и вот уже новый культ только мёртвого. О каком новом обществе можно было говорить!
    Ну, вы далее и сами подтверждаете эту мысль: «Нужен был человек из другого мира, с другим воспитанием и менталитетом». Само собой разумеется, он изначально должен быть в составе правящей верхушки, т.к. снизу такой никак не мог проникнуть.
    Вероятно, при наличии такого человека история могла бы пойти по иному пути, но очевидно, его попросту никогда не было до самого Горбачёва. Так что получилось то, что и должно было получиться.
    Правда, в смысле наличия «шанса», лично у меня были вопросы к организаторам митинга на Болотной 10 декабря 2011 года (именно этого — 24 декабря на Сахарова уже поздно). Но это будут очень длинные рассуждения, которые в настоящее время утратили всякий смысл.

    ОтветитьУдалить
  2. Видимо, я не совсем чётко сформулировала, но мы с Вами не противоречим друг другу. Ведь и я о том же пыталась сказать, а именно, что шанс был в 1956 году, и он мог реализоваться, если бы вместо Хрущёва фантастическим образом появился человек из другого мира, который бы смог реформировать общество. А тогда общество, на мой взгляд, ещё можно было реформировать.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Увы, здесь ключевая фраза «фантастическим образом»...
      Она действительно всё расставила по своим местам.
      Что касается Хрущёва, мне кажется, что сейчас о нём не вспоминают даже те, кто занимается политикой, если речь не заходит о событиях во время его правления.

      Удалить
  3. Я тоже в статье "За что мы любим товарища Сталина написал№, что поначалу никакого сталинизма не было. Это примета нынешнего дня.
    "Хотя правильнее было бы написать: «За что мы вновь полюбили товарища Сталина». Потому что раньше никаких сталинистов не было, как не было и посмертной любви к руководству. Были коммунисты — с горячим сердцем в груди и уставом партии в кармане. А устав предписывал при любых обстоятельствах оставаться историческим оптимистами. Сталин умер, а через неделю жизнь покатилась, как будто его и в помине не было".
    "Искренних сталинистов в шестидесятых годах практически не было. Не было их и в семидесятых. При позднем Брежневе пытались возродить старую песню о Главном, но каждый раз получали такой отпор, что быстро отступались. На самом деле, сталинизм, сталинисты — это либеральное явление сегодняшнего дня. Это пинок постдемократического поколения детей поколению родителей, возмечтавших о европейской демократии. Это тривиальное «Отцы и дети». Если глупые отцы, которые когда-то тоже были детьми, выбрали 1991 год, то их умудренные дети — 1937-ой".
    http://svpressa.ru/blogs/article/140141/

    ОтветитьУдалить
  4. Нет, конечно в 56-ом такого шанса не было, как не было его и за всю тысячелетнюю историю России. Хрущев не мог бы справиться, за Сталиным вставал правильный Ленин с коммунизмом.

    ОтветитьУдалить
  5. Вот с чем я полностью согласна, так это с тем, что ни в 1960-х, ни в 1970-х искренних сталинистов не было. В Новосибирском университете на гуманитарном факультете был один странный человек, на которого буквально показывали пальцем, говоря, что он - большой поклонник Сталина. Тем трагичнее, на мой взгляд, то, что происходит сегодня с возвеличиванием Сталина, и тем неопределённее последствия всего этого.

    ОтветитьУдалить