вторник, 6 февраля 2018 г.

Фантазии Павловского-2

Почти 9 лет назад я написала статью «Фантазии Павловского». В то время Глеб Олегович примерял на себя имидж Петра Бернгардовича Струве при власти, а в Путине видел нового Столыпина. Выстроенную не без его помощи современную криминальную диктатуру спецслужб сталинского типа он называл тогда даже не «суверенной демократией», а «первым в России некоммунистическим интеллектуальным (! - И.П.) режимом».
Тогда же он утверждал, что «наша политическая сцена асимметрична», потому что «в центре её возлежит глыба путинского большинства, создающая колоссальный перекос». И как действующий политтехнолог при власти давал понять неразумным, что «нынешний режим своей власти не отдаст, "вежливо распахнув двери Нулю"». А примирение с несогласными возможно только на условиях Кремля – «система предлагает узкое, но реальное поле игры для тех, кто хочет её менять в рамках конституционного консенсуса... Участникам в ней придётся – не раз! – менять свою тактику, стратегию, терять убеждения и вновь находить их».

С того времени г-н Павловский сам поменял и тактику, и стратегию, и убеждения. Теперь он – оппозиционер, завсегдатай «Эха Москвы» и «Дождя», интеллектуальный гуру нового поколения политологов, группирующихся уже не вокруг Фонда эффективной политики, а вокруг «лучшего интеллектуального» интернет-журнала «Гефтер». Как правило, его учеников тоже отличает витиеватая манера письма, которую сам Павловский позаимствовал у Михаила Гефтера, а ученики в свою очередь у своего наставника и у постмодернистов, которые считают «ясное письмо» признаком «реакционного мышления». 

Сегодня г-н Павловский пишет о кризисе этого «первого в России некоммунистического интеллектуального режима», об утрате им «многолетнего стратегического лидерства», о «развинченном институте президентства», об отсутствии «конституционно правдоподобной модели власти»: «Путинский Кремль неумолимо сползает в послепутинскую Россию. ...Прозрачность политической среды выросла настолько, что слабость всемогущего президента стала общим местом. Сто человек, ищущих выгоды в его ближнем кругу, приобрели клеймо придворных. Как из-под земли весной явились тысячи противников реновации и столь потрясли Кремль, что им уступили по большинству вопросов. (Все узнали, как надо действовать, чтоб власть отступила). А стали бы мы прежде спорить так яростно в поддержку Навального или Собчак? Перепощивать свару одного кандидата с начальником штаба другого, еще и не зарегистрированного? Нет, что-то сдвинулось». Сегодня Кремль перестал быть лицом «первого в России некоммунистического интеллектуального режима», сегодня «Кремль лишь пошл. Перед нами не государственная власть, а досадное недоразумение в круговой обороне». Одним словом, плохо Кремлю без Павловского, оскудел он интеллектуально, налицо явная его деградация без «Петра Бернгардовича». 

Однако Павловский не был бы Павловским, если бы оставил надежды на новое вхождение во власть. Он откровенно признаётся, что ему «не хватает тех видов из окна», которые он наблюдал, обитая в годы «своего самого яростного путинизма» в известном Доме на набережной. Он предлагает извлечь выгоды из «политизации», которую он «открыл» в 2017 году, когда, говоря его языком, «разрозненные элементы российской жизни в 2017 году сплавились в политическую твердь», чему способствовал «дерзкий акт Навального, его опасная игра самовыдвижения». «И мы вспомнили, что в России всё возможно всегда. Сейчас политика в России снова открыта действию любого гражданина страны», «теперь кто угодно может заполнить стратегический вакуум». (Выделено мною – И.П.). Здесь г-н Павловский сильно лукавит. Не любого. И не кто угодно. А только тот, кто будет играть по правилам, причем не только по правилам Кремля, но и по правилам российской прогрессивной общественности, которая монополизировала право говорить от имени всех несогласных в России с нынешним режимом, которая взяла на себя право обсуждать происходящее в заранее обозначенных рамках, а именно, «на какие поля власти сможет претендовать эта сцена». 

И что же предлагается в итоге этих витиеватых размышлений? А вот что: «Не пора ли на свет вывести вопрос о сильном правительстве, независимом от администрации президента?» И далее прямым текстом: «Политическая задача момента — в создании сильного правительства РФ. Даже «парламентаризм», часто предлагаемый в виде панацеи (например, Михаилом Ходорковским), в России мог бы сбыться только в форме сильного кабинета, опирающегося на парламентское большинство. Все эти проблемы — не проблемы Кремля или Путина, а наши».
Вот, оказывается, в чём состоит политическая задача момента. В создании сильного правительства. В переводе на нормальный язык это означает, что политическая задача момента состоит в модернизации существующего режима, чем и занимаются все нынешние игроки спектакля под названием «Политизация» на российской «политической» сцене. А если не получится? Ну что ж. Певцы прогрессивной общественности будут и дальше «тискать рОманы» о новой «оттепели», о новой «политизации», о «гражданском обществе», о будущей «либерализации» и о наступлении нового этапа демократизации страны. 

P.S. В качестве дополнения предлагаю свою статью также 2009 года, которую 
«Грани» назвали «Модерни за верёвочку». Ни одна из предложенных в ней мер по реальной модернизации страны с тех пор в этой среде не обсуждалась.

34 комментария:

  1. Отличная статья! Я читала статью Павловского у МБХ, сама поразилась наглости автора... Он уверен, что все воспримут эти мутные двусмысленности как открытие истины. Совершенно неприлично явное желание услужить хозяевам... И ведь МБХ тоже в этом участвует, дает Павловскому площадку... Как это можно всерьез обсуждать... а ведь обсуждают и ссылаются. Совершенный крах политической мысли в России.

    ОтветитьУдалить
  2. A что, нынешнее правительство не является сильным, так что сильное правительство, согласно павловскому, еще и создавать надо? (вопрос, естественно, требует уточнения: сильное в каком аспекте? И бессильное в каком?). В смысле способности разрушать и портить жизнь оно и так сильно, там ничего совершенствовать не надо. А вот в смысле созидательном... Позволю себе высказать предположение, что и меры, предложенные Вами в "Модерни за Веревочку" не помогли бы. Узаконенной частной собственности, как мне кажется, для этого мало. Для этого еще и сильный индивидуализм нужен.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. К сожалению, я не могу прочитать статью "Модерни за веревочку", Грани в России недоступны... Но что значит узаконенная частная собственность? Она и сегодня узаконена... Но частную собственность нельзя ввести издав закон, если в культуре нет понятия право, нет частного человека, то никакой закон не может узаконить частную собственность... Если племя контролирует территорию и кормится собирательством, то племя считает все, находящееся на его территории своим, общим... никакой частной собственности у племени быть не может, сколько не пиши законов о том, что она есть.

      Удалить
    2. Вероятно, "узаконенная" было неточным термином, "укорененная и защищенная законом" было бы точнее. Но вы говорите (хоть и иными словами) о том же: о необходимости сильного индивидуализма (который там с необходимостью будет антигосударственным и анти-коллективистским) - это психологический аспект, проникающий в культуру. Почему и "вечевой идеал" Ахиезера нуждается в этом уточнении: одно дело веча индивидуалистов (например, тинги древних скандинавов), и другое дело - веча коллективистов-общинников.

      Удалить
    3. Ссылку на статью "Модерни за верёвочку" я дала не на "Грани", а на блог. Попробуйте.

      Удалить
    4. //я не могу прочитать статью "Модерни за веревочку", Грани в России недоступны...//
      Во-первых, ИВ даёт ссылку на копию статьи на этом портале, во-вторых, используя программу Анонимайзер, можно читать любые блокированные сайты. Гугл вам в помощь.

      Удалить
    5. Извините, я не туда пыталась нажать. :) Уже прочитала. НО непонимание осталось...

      Удалить
    6. Ирина Владимировна, ещё меня смущает термин "оккупационная власть", это выводит власть во что-то внешнее русскому миру... кто-то пришел и привнес в Россию все эти гадости, которые творит власть...А это не так, эта власть природная русская, она вела себя так же и при Иване Грозном и при Петре, и при коммунистах и сегодня ведет себя так же... надо признать, что власть российская, государство российское рождено в России и является выражением культуры России. Да, бывали на Земле случаи, когда оккупация изменяла культуру оккупированных стран и они начинали развиваться иначе, чем до оккупации, но в России это невозможно из-за размеров страны и ядерного оружия... Так что пока особенных надежд на изменения России у меня нет. Возможно, что когда-нибудь этот режим рухнет вместе с государством, как это уже не раз бывало, но надеяться на то, что это принесет изменения в культуре я бы не стала... НЕ вижу как это может быть.

      Удалить
    7. Очень коротко: Об оккупационном характере российской государственности. Обычно под «оккупацией» понимается захват страны/территории внешним врагом. В российском случае исторически сложилось так, что народ/территория оккупированы собственной властью, в распоряжении которой спецслужбы, внутренние войска, полиция. В результате главной ценностью российской цивилизации стали не народ, не общество, не свобода, а самодержавие, деспотизм и подчинение верховной власти. Не нравится слово «оккупация» - замените его закрепощением, но «оккупация» выражает суть точнее. Так уж устроена российская власть, что она укрепляется в противостоянии со своим народом, закрепощая и подчиняя его. Власть ориентирована прежде всего на решение собственных великодержавных задач, а не на благо населения. Если у страны и есть выход в нормальное будущее, то только на пути превращения народа в решающую гражданскую силу своей страны и преодоления оккупационного режима российской власти.

      Удалить
    8. Оккупационный характер эта власть имела уже при рюрикиде Игоре, рыскавшем в "полюдье" за данью, и погибшем в таком походе.

      Удалить
    9. Ирина Владимировна, спасибо за подробный ответ. Просто я считаю, что именно народ российский рождает эту власть и считает, что власть должна быть такой. НЕ зря ж он помнит и любит самых ярких представителей этой власти, Ивана Грозного, Сталина...а теперь и Путина Вон какие у нас были властители всех в бараний рог скручивали, это дает русскому народу ощущение величия.. НЕ вижу как это можно изменить.

      Удалить
    10. Пожалуйста, прочтите, вот эту мою статью "Миссия Невзорова". М.б., она несколько скорректирует Вашу позицию по поводу связки "власть-народ"
      https://ivpavlova.blogspot.com/2015/11/blog-post.html#more

      Удалить
    11. Власть эта не космические пришельцы. Как сказал когда-то Михаил Берг (эссе "два народа", было оно на интернете, но вся страница Берга пропала, цитирую по памяти), "можно не соглашаться с путиным, но нельзя не признать, что он плоть от плоти и кровь от крови душной русской толпы".

      Удалить
  3. Я понимаю, что надоел здесь всем своими повторами, но считаю очевидным — Россия стать нормальной Западной страной самостоятельно не способна никогда. Все предлагаемые «рецепты» внутри её неосуществимы ближайшие сто лет. Воздействие извне?.. Есть ли в мире человек политического уровня сопоставимого с Эйнштейном в физике?..

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А потому, что для этого пришлось бы изменить психологию тех самых 86+% (то, что мракс когда-то назвал "национальным характером"). На протяжении прошлой истории, даже катастрофические потрясения изменяли ее весьма мало, если вообще изменяли.

      Удалить
    2. //а почему?//
      Уважаемый Григорий уже ответил, на мой взгляд, вполне точно и рационально, причём удивительно кратко для него. :)
      От себя объясню: Россия, будучи страной с диктаторским режимом (СССР) оказалась в числе победителей в кровопролитной войне, а потому осталась с прежним режимом в отличие от Германии, получившей на какое-то время необходимый контроль демократических стран. И хотя победа была пирровой (42 миллиона жизней), население до сих пор осталось абсолютно невежественным.

      Удалить
    3. Не помогут тут ни варяги, ни баскаки. Германия как была частью Хантингтоновской Западной цивилизации, так ею и осталась, (бывшая ГДР с полувековым перерывом - так в Прибалтике этот перерыв и вообще был почти трехсотлетним). А Япония - это совершенно особый случай, они были зацентрованы на одном человеке (Хирохито), который мог приказать цивилизационную сдачу (и его послушались без партизанщины) - на такое бы и у сталина ни духа ни власти не хватило.

      Удалить
  4. "Терять убеждения и вновь находить их..." Действительно, Петр Бернгардович, совершивший впечатляющий дрейф в политической карьере от автора "Манифеста" РСДРП до министра иностранных дел в правительстве Врангеля, вполне может служить удобной фигурой для оправдания пластичности собственных воззрений. Но вообще-то гораздо легче "терять и находить" убеждения, когда их попросту нет. Глеб Олегович часто повторял, что совершал те поступки, которые он совершал, из любопытства естествоиспытателя. И я бы не демонизировал персонально его. Разве не многие уповают на эффективность импортных лекарств - калькированой с французской конституции, демократических институтов по европейскому образцу, приоритетов частной собственности - которые предлагается вколотить в общественную российскую жизнь на манер гвоздя?

    И здесь я бы привел пример не самого Петра Струве, а недавно ушедшего от нас его потомка - Никиты Алексеевича. После распада СССР он предположил, что постсоветское пространство будет модернизироваться, беря корни частично от дореволюционной культуры. Частично от советского сознания. И частично от Запада - "в основном от Америки", добавлял он. Вот я думаю, что он ошибался. Постсоветское пространство - не географическое понятие. Это сознание миллионов, получивших образование и воспитание в сходных условиях. И проявляется оно в нашей манере реагировать на кризис. Поэтому на самом деле политтехнология "от Павлоского" (я здесь обобщаю), а Ирина Владимировна называет это российским консерватизмом, это постоянное поддержание общественного сознания в кризисном, деформированном состоянии. "Зачем анализировать новость, если завтра их будет новых еще шесть?" - как-то заметил сам Глеб Олегович.

    Какой вывод из всего этого?

    Борьба за демократию в такой России, какая она есть, это не только борьба за свободу - право распоряжаться своей жизнью, а не делегировать его государству, право распоряжаться результатами своего труда, и да, своим имуществом тоже, если о частной собственности - в таком виде, как это представляли философы эпохи Просвещения. Борьба за демократию в XXI веке - это борьба с цинизмом. Как там писал Дмитрий Шушарин?! Встретил циничного человека - перейди на другую сторону улицы.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. "Как там писал Дмитрий Шушарин?! Встретил циничного человека - перейди на другую сторону улицы."

      Это все очень хорошо, но вот только при переходе улицы розовые очки лучше снимать, а то и не дойти можно.

      Удалить
    2. Анонимному (кстати, а не пора ли Вам открыть нам хотя бы своё имя?):
      “И я бы не демонизировал персонально его». – Удивительно всё-таки как Вы читаете текст, оставляя без внимания главное, а именно: «В переводе на нормальный язык это означает, что политическая задача момента состоит в модернизации существующего режима, чем и занимаются все нынешние игроки спектакля под названием «Политизация» на российской «политической» сцене. А если не получится? Ну что ж. Певцы прогрессивной общественности будут и дальше «тискать рОманы» о новой «оттепели», о новой «политизации», о «гражданском обществе», о будущей «либерализации» и о наступлении нового этапа демократизации страны».
      Как модно говорить сегодня, кейс Павловского интересен именно тем, что раскрывает технологию спектакля «Политическая борьба в современной России», в котором, как я поняла, Вы тоже участвуете.

      Удалить
    3. Мое имя ничего не расскажет. Я когда-то занимался публицистикой, и кажется, мне удавалось находить яркие и образные метафоры, привлекающие читателей. А сейчас я занимаюсь публичными выступлениями, мне кажется это эффективней. Обращаясь к людям непосредственно, вы не можете позволить себе доминирующий в публицистике стиль политического памфлета. Правда ведь, что когда не было интернета, люди чувствовали бОльшую ответственность друг перед другом? И такое общение требовало от них гораздо больше внутренних усилий и собранности? Вот и я однажды пронзительно ощутил, что лицемерная насмешница не сулит нам оптимистического будущего.

      По поводу спектакля - у меня есть, что Вам возразить. Вам, как профессиональному историку, будет понятно. 100 лет назад на улицы Петрограда высыпала толпа, спровоцированная в том числе и перебоями в поставке продовольствия. Причин было много, в том числе локаут на Путиловском заводе, нежелание идти воевать солдат запасных батальонов и т.д. Но когда министр внутренних дел послал узнать, чего требуют люди - ему доложили, что на транспорантах написано "Хлеба!" Так вот, если бы участникам шествий смогли как-то объяснить, что через 25 лет на этих же самых улицах только по сводкам НКВД будет произведено почти 1,5 тыс расстрелов за каннибализм... Не исключено, что после такого разъяснительного мероприятия они превратились бы в убежденных монархистов.

      История, как говорил Василий Осипович, дама беспристрастная. Участникам политического процесса - а мы с Вами именно его участники - она ничего не гарантирует. Вот в этом и суть. А не в том, что кто-то ставит спектакли, а остальные вроде зрителей в зале.

      Удалить
  5. Ирина Владимировна, извините, если у Вас об этом где-то уже написано (к стыду своему только вчера случайно увидел ваш блог), но в РФ люди не знают и не понимают самых простых вещей, вполне понятных и очевидных в других странах, не имевших опыта построения социализма.
    Зачем рассуждать о высоких материях, если люди элементарно не понимают, что должен делать выбранный ими депутат? Более того: сам депутат этого не понимает.
    В этой связи, кстати, Е.Шульман (при всех ее достоинствах, вполне понятных) начала хорошее дело политпросвещения на ЭМ в своих "Статусах".
    Характерно, что в последней передаче она не смогла ответить на вопрос слушателя "все говорят о независимом суде, но никто не говорит, как это сделать".
    На провинциальном же уровне - просто тихий и громкий ужас. Зачем выбирать губернатора, если никто не знает, что губернатор делает, за что конкретно отвечает и по каким показателям отчитывается?
    До тех пор, пока (бывшие?) советские люди не узнают базовых вещей о демократии и самоуправлении, все и всяческие павловские, навальные, илларионовы и ходорковские будут "умными" рассуждениями вешать им лапшу на уши - а национальные людеры будут избираться с результатом 146%.
    Проблема не в выборах, проблема в том, что происходит после выборов.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. К сожалению, я не могу сделать больше того, что делаю, а именно, делюсь своим знанием и пониманием российской истории – больше советской (которую знаю профессионально), а теперь ещё и постсоветской. Пожалуйста, читайте мои статьи, участвуйте в обсуждении, делитесь этим знанием и пониманием с другими.

      Удалить
    2. И большое спасибо Вам за это. Более значимым я в этом вижу не столько знание, сколько понимание (знание служит к обоснованию и подкреплению его). Люди ведь заинтересованы не столько в том, что было, сколько в том, что будет (особенно же в том, что будет с ними) - а понимание нацелено именно на возможность прогнозирования.

      Удалить
    3. И Вам спасибо, Григорий, за добрые слова.

      Удалить
  6. Professor Pavlova,

    I wanted to know your opinion on the concept of: "Evolution, not Revolution for Russia." (It seems to be Ksenia Sobchak's tagline these days.)

    ОтветитьУдалить
  7. There is nothing original in this (like in many others) K. Sobchak’s statement. Only insane person who does not know the Russian history at all can vote for Revolution.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Are the revolutions ever put to a prior vote, especially in russia? I've been under an impression that they start happening first, and the votes for them come later, if ever. And given the russia's tradition of the all-powerful authority, an •evolution• against such could only have a character of authority's own nomenclature squabbles and granting •liberties• (which the said authority, being all-powerful by prior mentality, would take back or sabotage at the earliest opportunity). It would appear that the more lasting liberties in history have been attained in an evolutionary way only against those who did not see themselves as all-powerful from the beginning.

      Удалить
  8. Какие странные люди - размышляют, словно не было 100 лет насильственной власти, включая и ельцинский период с чеченской войной и многим чем еще, начиная с малоизвестной историей попытки немцев воссоздать Поволжскую республику. А потому считают, что явление "собчак" что-то такое новенькое. Послушайте, когда репрессивная власть считает, что кто-то "влез" на ее территорию, то этот "кто-то" путем привлечения пропагандистского внимания сразу же становится "политиком". Политик Собчак - звучит, черт побери! На самом деле политиком в конкретной ситуации выступает именно и только сама властная корпорация.

    Это знаете, примерно когда говорят "политический заключенный", то все считают, что человек страдает за свою политическую деятельность. А на самом деле это власть рассправилась с ним, руководствуясь своими политическими мотивами! Не чувствуете разницы?

    Ирина Владимировна в комментариях в предыдущей статье верно подметила, что рассуждать о революции в России может только тот, кто не знает ее истории. Могу перефразировать. Рассуждать о Собчак могут только те, кто не знает истории гражданского сопротивления в стране. И не причастен, и не сопереживает, и не сочувствует. Типа, наблюдатель такой беспристрастный.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. О пользе беспристрастного наблюдательства я посоветовал бы вам прочесть тексты Франческо Гвиччардини. Отличный был наблюдатель, умный, и на редкость беспристрастный. Sine ira et studio - иначе становится исключительно трудно что-либо понять адекватным образом. Что же до собчак, то я, например, ее за явление вообще не считаю.

      Удалить
    2. Спасибо, Григорий! Приятно сознавать, что вопросы, по которым ты можешь быть солидарным с самым широким кругом собеседников, существуют. Людей нужно объединять, а не разъединять.
      :)

      Удалить
    3. Как, впрочем, не считаю я за значимое явление и путина. Существует довольно распространенное мнение, его Ирина Владимировна выразила на другой связке: "Большинство россиян поддерживает Путина потому, что он имманентен им, он разделяет те же ценности великодержавия и русского фундаментализма, что и российский народ." - так вот, за единственно значимое там явление я считаю именно Хантингтоновскую цивилизационную сущность/"матрицу" этого самого народа/населения. Все остальное, и путин в том числе, этой матрицей задаётся и ей адекватно. Каков приход - таков и поп. У этой матрицы есть и такое свойство - она постоянно воспроизводит в себе очень тонкую прослойку антиматричников (не смешивать их ни с собчаками, ни с навальными, ни с явлинскими). Прослойку эту она инстинктивно подавляет или же выдавливает вон, и внутриматричных перспектив у представителей этой тонкой прослойки нет там никаких и быть не может.

      Удалить
  9. "Serge Mitrofanov: А чем плоха утопическая идея сильного правительства? :) "

    А тем и плоха, что оно излишне сильное, и узды пожестче на него нет и взять негде. У Стругацких это выражено как "если тебе вовремя по морде не дать, ты отца родного в бетонную площадку превратишь". По-латыни это звучит как "quis custodiet ipsos custodes?". На более серьезном уровне есть такой сборник основополагающих статей времен принятия Американской конституции, "Federalist Papers", очень рекомендую.

    ОтветитьУдалить