вторник, 15 сентября 2015 г.

Мамардашвили



Сегодня исполняется 85 лет со дня рождения выдающегося философа Мераба Мамардашвили. Об этом напомнил своей статьей на радио «Свобода» Юрий Вачнадзе, назвав её «Грузинский Сократ». 

Мамардашвили ещё в советское время всё понял о России, её власти и о советско-российском обществе. Его рассуждения тогда были глотком свежего воздуха и они очень помогли мне в осмыслении конкретно-исторических проблем. Свою книгу «Сталинизм: становление механизма власти» (1993) я закончила словами: «В 1917 году Россия не смогла совершить переход к демократии. Октябрьский переворот отбросил её к социально-экономическим отношениям дореформенного периода, к политическим отношениям XVI века. Сможет ли она решить эти проблемы теперь? – это, пожалуй, самый трудный вопрос».

 А ссылку дала на Мамардашвили: «Может быть, на Ваш вопрос – впрочем, он не только Ваш, это вопрос фундаментальный – нет ответа. Может быть, к жизни уже нельзя вернуться. Может быть, мы уже миновали ту последнюю точку, где наш путь был еще обратим, и дороги назад, к жизни нам больше нет. Но боль, которую мы чувствуем сейчас, сродни боли, которую причиняет возобновляющееся кровообращение, когда мы пытаемся подняться, отсидев ноги: ноги почти мертвы, и возвращающаяся жизнь причиняет нам адскую боль – парадоксально, но факт. То же и здесь: возобновление циркуляции болезненно. И я не уверен, что не возникнет желания сесть снова. Можно анкилоз предпочесть болезненной циркуляции крови».
Это его слова из беседы с Анни Эпельбуэн в Париже в 1989 году за год до внезапной смерти в аэропорту Внуково. 

В России эта беседа была опубликована в 1992 году в журнале «Вопросы философии» (№ 4, 5). Сегодня её можно прочесть и в Интернете на сайте, посвящённом памяти Мераба Константиновича Мамардашвили.

Комментариев нет:

Отправить комментарий