вторник, 15 ноября 2016 г.

Ещё раз об общественной солидарности в России



Как я не раз уже писала, в России с 2015 года последовательно раскручивается спираль нового издания Большого террора. (См. записи по тегу «Большой террор»). Будущие историки потом систематизируют все разрозненные случаи и представят полную картину репрессий путинского правления. Но для меня, изучавшей события 80-летней давности, эти факты давно складываются в общую картину. Новой жертвой стал глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев. Это в Москве. А на местах, в Кемерово, в частности, арестованы заместители губернатора Амана Тулеева. Однако многие эксперты по-прежнему закрывают глаза на реальность. Так, заместитель главного редактора газеты «Коммерсант» Дмитрий Бутрин считает арест «всего лишь «очередной семьсот пятьдесят восьмой или семьсот пятьдесят девятой попыткой СКР и ФСБ поумолять власть начать костюмированнуюыделено мною – И.П.) постановку «Большой террор», оплатив новые черные воронки, ремонт Лубянки и ночные сверхурочные доблестным следователям».
Самое поразительное, что не перестаёт удивлять, так это полное отсутствие солидарности во всех слоях российского общества. Теоретически этот факт давно осмыслен, как и то, что полная атомизация общества это и есть, по сути, главный результат всех пертурбаций ХХ века в России. Человек здесь, кем бы он ни был, – песчинка, и он всегда оказывается один на один с властью. Вслед за реакцией Гарри Каспарова на арест губернатора Кировской области Никиты Белых, последовал призыв Алексея Навального к своим сторонникам: «…перед всеми нами стоит вопрос: в какой мере сочувствовать сислибам, если против них применяются репрессивные меры? Предлагаю следующий универсальный подход. Мы выражаем сочувствие Улюкаеву, Чубайсу, Кудрину, Прохорову, Шувалову, Медведеву, Ливанову, всем сотрудникам РОСНАНО и СКОЛКОВО и т.д. и т.п. ровно в той степени, в которой они сегодня выражают сочувствие невиновному человеку Ильдару Дадину, подвергаемому пыткам в карельской ИК-7. Ни на йоту больше».
Вот поэтому «Россия и её народ обречены на деспотическое самодержавие, во всю историю лишь меняющее формы правления и название». (Аркадий Белинков). Ибо власть – это единственная субстанция, которая скрепляет атомизированное население на огромной территории этой страны.

21 комментарий:

  1. Но Ильдара Дадина Навальный поддерживает. Так что "полное отсутствие солидарности" неверный диагноз. И в 1937-м многие радовались посадке старой гвардии большевиков не из присущего, якобы, России безразличия к судьбе ближнего и атомизации общества, а по вполне конкретным счетам гражданской войны. Также и теперь.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Навальный-то поддерживает, но общественное движение в его поддержку и за его освобождение не инициировал, как и в случае с "Болотным делом." Нет солидарности ни в среде т.н.несистемной оппозиции, ни в среде т.н. системных либералов, а все они страшно далеки от народа, который собираются просвещать и показывать пример. Насчёт радости в 1937 году Вы правы, но потом пришли и за т.н. простыми людьми. А там уже были и радость, и злорадство, и недоумение, и страх. Не было одного - солидарности. А это обстоятельство развязывает руки власти для дальнейших действий. Так было тогда, так происходит и теперь.

      Удалить
    2. А кaкая может быть солидарность по отношению к Улюкаеву? Это разборки внутри системы, от которых надо держаться подальше. A вот поступать как Навальный, т.е. бить лежачего, действительно недопустимо

      Удалить
    3. Солидарность среди своих, системных либералов. А что касается последнего поступка Навального, то это, на мой взгляд, вообще никуда не годится.
      http://echo.msk.ru/blog/corruption/1874724-echo/

      Удалить
  2. Замечательную оценку несистемной оппозиции, несколько лет назад дала сама Ирина Павлова.

    "Проблема в том, что в России нет условий для возникновения оппозиции как ИНСТИТУТА – ни исторических, ни социальных, ни ментальных.

    Да, был феномен диссидентства.
    Были оппозиционные настроения.
    Были оппозиционные силы.
    А вот оппозиции – института, как на Западе, – не было и нет.
    Если бы, в России в начале ХХ века удалось сформировать институт оппозиции, то не было бы революционных потрясений 1917-го.
    А если бы это удалось сделать в период 1980-х – начале 1990-х – не было бы сегодняшнего режЫма.

    ...Не менее важно.
    Несистемную оппозицию, возглавляют сегодня люди, в свое время ничего не сделавшие, чтобы сохранить «Демократическую Россию» и помочь «Мемориалу» остаться общественно-политической организацией».
    Более того: В конце 90-х и начале 2000-х годов те же люди, сегодня выступающие против Путина, пошли на сотрудничество с режимом. Причем – на ее, власти, условиях.

    Очевиден и результат: Политическое поле – «зачищено».

    Не случайно и то, что для многих простых людей, примкнувших к несистемному оппозиционному движению с самыми искренними намерениями, участие обернулось разочарованием, например, для участников событий 6 мая 2012 года на Болотной площади – к несчастью, закончилось уголовным преследованием. При этом руководящая группа несистемной оппозиции оказалась не в состоянии даже «отбить» арестованных узников Болотной площади»."

    ...И об россиянах как народе, немного напишу.
    Собственно об русском народе писали:
    инок Филофей, граф Уваров, Тютчев, Достоевский, Бердяев, Салтыков-Щедрин, Пушкин, Л.Толстой, Бунин, Шаламов, Ричард Пайпс, Ален Безансон, Лев Гумилев, и многие-многие другие.

    Для наследников большевиков, Россия – но все еще разбойничья страна.
    Правда, не только отдельный человек, но и целый народ(!).

    Варлам Шаламов предъявил весомые доказательства, что весь советский народ – мразь.
    «И пусть мне не поют о народе, – оппонирует он Толстому и Достоевскому.
    – Народ – если такое понятие существует – в неоплатном долгу перед русской интеллигенцией, русским священством».
    Писатель дает адекватную оценку своему народу.
    Мир советского концентрационного лагеря, взятый в определенный исторический период в определенном месте, с тридцатых годов до начала пятидесятых.
    Эпоха развитого социализма.
    Шаламов свидетельствует о преступности внутрилагерного режима с одной стороны, а с другой делится более страшным открытием, что лагерь мироподобен.
    «Лагерь — слепок нашей жизни и ничем другим быть не может...»
    Такое вот воплощенное и материализованное «светлое будущие», которое построили те, кто захватил власть в 1917 году.

    Ещё раньше лишился иллюзий, насчет русского народа, аристократ Иван Бунин.
    Он наблюдал народ в «окаянные дни» октября 1917-го, он запомнил пьяного хама и описал его уже в эмиграции.

    Владимир

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, всё уже сказано, поэтому и не хочется повторяться. Но сущностно в стране ничего не меняется.

      Удалить
  3. «Россия и её народ обречены на деспотическое самодержавие, во всю историю лишь меняющее формы правления и название» – цитирует Ирина Владимировна Аркадия Белинкова. Это утверждение предполагает, а точнее, выражает уверенность, что Россия не способна самостоятельно устроить у себя демократическое свободное общество. Вот исчезни вдруг Путин – страна вновь изберёт себе подобного ему.

    На мой взгляд, в России возможны два варианта развития событий ближайшие 50-70 лет. Каждый из них ни в малейшей степени не зависит ни от народа, точнее, населения, и тем более ни от так называемой прогрессивной общественности. Всё будет зависеть от конкретного на текущий момент диктатора: 1). Под общим усреднённым понятием – Большая Северная Корея. Детали, думаю, всем понятны, и разъяснять тут нечего, кроме того факта, что этот вариант возможен при диктаторе, который довольствуется неограниченной властью только в России. 2). В какой-то момент времени, когда диктатора перестаёт удовлетворять властвование в одной России, и ему почудится (с дополнительным подзуживанием своих генералов-шовинистов) успешная и безнаказанная возможность завоевания всего мира, он попытается это осуществить. (Подвариант – синдром Герострата, но с теми же действиями). Сколько десятков (сотен) миллионов человек на Земле погибнет трудно угадать, однако конечный результат несомненен: Россия потерпит сокрушительное поражение. Лица, виновные в развязывании войны будут преданы суду международного трибунала (уже, возможно, не в Гааге) и примерно казнены. Россия на десятки лет будет подвергнута внешнему управлению объединенной администрацией стран победительниц, пока не вдолбит себе навеки понятие о правах и свободах человека.
    В мире создадут некое мировое правительство, единственной задачей которого станет отслеживание и своевременная ликвидация возникающих диктаторских режимов в любой стране.
    Ну, а третий вариант – уже для всего мира – гибель этого мира.
    Хочется надеяться – несбыточный.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Второй вариант, уважаемый MsRobertPot, мною (да и не только мною) тоже рассматривался, но я не верю в его осуществление. Более всего кажется неправдоподобной реальная возможность внешнего управления на необъятной территории России. Наиболее вероятен сценарий медленной деградации, а также то, что Россия доставит миру ещё немало проблем, пока Запад не найдёт адекватного ответа для защиты своей цивилизации.

      Удалить
    2. Кто должен проявлять солидарность, министры или иные высокие чиновники? Наверное, но им бы самим усидеть на кормлении, у самих рыльце в пушку, да и к чему им эта бравада? Простые люди? А какая солидарность может быть между рядовыми людьми и Улюкаевым, он что, представлял их интересы на министерском посту, радел за них, его народ туда выдвинул? Нет, он назначенец и в проявлениях добрых чувств к народу никогда не был замечен и народу любить его не за что. Да и что такое домашний арест в сравнении с рядовыми ужасами российских застенков.
      // Насчёт радости в 1937 году Вы правы, но потом пришли и за т.н. простыми людьми.//

      За простыми людьми, кажется, пришли намного раньше? За крестьянами году так в 29-м и пошло-поехало, а за "бывшими" так вообще, практически сразу после революции. А политика военного коммунизма? Так что события 37-го в сознании репрессированных годами раньше были своего рода справедливым наказанием обидчиков. Слабым утешением и надеждой хотя бы на высшую справедливость. Мучители наказаны и этого достаточно.

      Удалить
    3. Ирина Владимировна!
      А нет необходимости управлять «на необъятной территории». Достаточно только управлять в Кремле. По сути автоматически, необъятная территория получит достаточно самостоятельности, по-видимому, по типу штатов в США или Канаде. Ведь внешнее управление будет касаться в основном лишь правовых сторон, т.е. выполнение функций того самого «мирового правительства».

      Удалить
    4. Ana Toly, Ваш упрёк не совсем правомерен: речь шла конкретно о 1937-м годе. Мне не надо говорить о том, что было раньше. Думаю, что я знаю это лучше Вас.

      Удалить
  4. MsRobertPot, уверена, что в российском случае этого недостаточно. Опыт Германии показывает, что перемены нужны сверху донизу - вплоть до учителя и простого полицейского. А там было только 12 лет...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Именно потому, что «перемены нужны сверху донизу – вплоть до учителя и простого полицейского», Россия не сможет осуществить их самостоятельно, как и совершить новую революцию (последний шанс был упущен 11 декабря 2011 г., правда, гипотетически: уже некому было её совершать). А теперь даже если настанет голод, на силовиков хлеба, даже с маслом, хватит, и любые протестные телодвижения будут задушены в зародыше. Собственно, первый вариант уже проглядывается. А для второго остаётся дилемма: Запад первым не начнёт, а у диктатора пока «очко играет». Надеюсь не забыли народный русский язык? :)
      Льщу надеждой, что не заработал удаление.

      Удалить
  5. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. blogspot.ru глючит: ссылка «Ответить» не открывалась, пока не оставил отдельный комментарий, который пришлось удалить.

      Удалить
  6. //Мне не надо говорить о том, что было раньше. Думаю, что я знаю это лучше Вас.//
    Тем удивительнее читать у Вас о том, что угнетенные не солидаризуются со своими мучителями.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В случае с Улюкаевым солидаризироваться должны были все системные либералы и члены правительства. Ни того, ни другого не произошло. Так что открыт путь к дальнейшим репрессиям в их среде. Что же касается общечеловеческого отношения, мне сейчас ближе мнение таких уважаемых авторов, как Александр Гладков и Мераб Мамардашвили. Гладков: «Я далёк от высоких политических кругов и не могу судить о политическом и моральном уровне таких людей, как Пятаков, Сокольников, Радек и пр. …Допустим, они мерзавцы. Это попахивает сведением счётов. Сводить счёты – черта человеческая, но не там, где это пахнет кровью».
      Мамардашвили: «Для меня очевидно, например, что из жизни ушли простейшие человеческие связи. Скажем, милосердие, сострадание. А милосердие и сострадание - это целая культура, "крупная мысль природы", ибо действует независимо от решения вопроса, виноват ли тот человек, к которому проявляется милосердие, или не виноват. Если я даю человеку оступившемуся, согрешившему перед людьми и обществом кусок хлеба, то только абсолютный варвар может отбивать дающую руку или вязать меня вместе с совершившим преступление».


      Удалить
    2. Такое поведение там просто не принято.Не о свободных людях ведь разговор

      Удалить
  7. Кричать "наших бьют" системным либералам пока рано. Может выяснится, что Улюкаев действительно виновен, а систлибы не любят когда слишком опасно или когда нет выгоды. Но, в любом случае, хор в защиту Улюкаева мы еще услышим, но позже и независимо от степени его виновности. Это будет проявлением корпоративности и непотизма, а не сострадания и милосердия. Некоторые на статьях и акциях в его защиту даже сделают себе имя. Все будет как обычно:)

    ОтветитьУдалить
  8. Раз уж Ирина Владимировна вспомнила великолепного Мераба.
    Позвольте напомнить предсмертный призыв Мераба Мамардашвили:
    «Интеллигенция не выполнила свою функцию и роль, которые вовсе не в том, чтобы облаивать компартию...
    Её долг — видеть процесс разрушения в нации, говорить об этом народу, призывать его на путь очищения.
    Народ должен внимательно посмотреть на себя в зеркало, устыдиться своего облика, бахвальства и бездельничанья, своих рабских реакций и стереотипов; устыдиться своих умерших и задуматься: кем я был все эти годы?
    что я делал?
    кому верил?
    за кем шёл?
    Должен содрогнуться от стыда и отвращения, и тогда перед ним откроется путь к свободе, свободе, которую надо построить, так как лишь от прочувствованного стыда родится энергия возрождения.
    Именно поэтому необходимо, чтобы кто-то каждый день говорил своему народу: захотел вождя — осторожно!
    Знай — это рабство!»

    Владимир

    ОтветитьУдалить
  9. Добавлю к сказанному: не только народ. Российская интеллигенция до сих пор – плоть от плоти этого самого народа, который собирается учить. Я не вижу различия между лозунгом трудящихся на митингах 1937 года «Расстрелять как бешеных собак!» или призывом поэта Владимира Луговского «Душно стало? Дрогнули коленки?/ Ничего не видно впереди?/ К стенке подлецов, к последней стенке!/ Пусть слова замрут у них в груди!..» и современными сентенциями типа «Проявлять сострадание к этим павшим — это всё равно что выражать сочувствие гитлеровским бонзам, по каким-либо причинам попавшим в немилость к фюреру». http://www.kasparov.ru/material.php?id=582D4330098E0

    ОтветитьУдалить