пятница, 24 марта 2017 г.

Александр Кожев как идейный вдохновитель ресталинизации

Американское издание Politico в обстановке обострённого интереса к российской теме вспомнило российского философа-эмигранта Александра Кожева (Кожевникова). Вспомнило в связи с 60-летием Европейского Союза, начало которому было положено 25 марта 1957 года учреждением Европейского экономического сообщества (Общего рынка), в который вошли первоначально шесть стран – Бельгия, Западная Германия, Италия, Люксембург, Нидерланды и Франция.

Считается, что Кожев (1902 – 1968) сыграл важную роль в том, чтобы воплотить эту идею в жизнь, «поспособствовав заключению Римского договора документа, который учредил Европейское экономическое сообщество и в котором был сформулирован принцип "все более тесного союза"». В это время он работал в министерстве экономики во Франции, в отделе торговли. 
В России имя Кожева стало очень популярным с конца 1990-х годов, когда российская интеллектуальная обслуга новой команды, пришедшей во Власть, напряжённо искала для неё обоснование своего места в Истории и своей исторической миссии. В 2000-е были изданы основные философские труды Кожева о Гегеле, атеизме и о власти. Последней посвящена его книга «Понятие власти» (The Notion of Authority), написанная в годы Второй мировой войны и изданная в России в 2007-м. Фигура Кожева была вынута из небытия прежде всего из-за его необычного отношения к Сталину. Во-первых, Кожев прославил сталинскую модернизацию. Во-вторых, вдохновляясь философией Гегеля, тоже искал «конец Истории» (в 1989 году эту эстафетную палочку перехватил американский философ Фрэнсис Фукуяма). Если для Гегеля «конец Истории» воплотился в фигуре Наполеона, то для Кожева  в фигуре Сталина. Говорят, он даже написал письмо Сталину, воображая себя Гегелем, предлагающим поддержку Наполеону, но так и не дождался ответа.
По Кожеву, «будущее обладает Властью настолько, насколько оно "проявляется" в форме проекта (замысленного в настоящем и в виду будущего на основе знаний о прошлом). Власть "проекта" есть не что иное, как Власть Вождя. Поэтому можно сказать, что будущее "явлено" в "авторитарной" форме как Власть Вождя, имеющая своим метафизическим основанием виртуальное "присутствие" Будущего во всем том, что принадлежит Настоящему…» (перевод А.Руткевича). 
Его идеи о власти вообще, о власти «проекта» и о власти вождя стали необычайно популярными среди российских провластных идеологов, таких как Александр Проханов, Александр Дугин, Андрей Фурсов, Сергей Кургинян, ранее Глеб Павловский и др. Вдохновляясь идеей Кожева о «конце истории» во главе со Сталиным, они обосновывали и так называемый современный российский консерватизм, и российское великодержавие, и роль Сталина в российской истории, и политику антизападничества, ибо Россия, по Кургиняну, и есть «альтернативный Запад». Благодаря ему стали активно оперировать понятием «проект»: у Кургиняна – это  красный проект, у Проханова – проект Пятой империи, у Фурсова и Дугина – антиглобалистский неоимперский проект.
В итоге имя Александра Кожева оказалось вписано в новейшую историю России как имя одного из идейных вдохновителей современной политики ресталинизации и спецоперации по возвеличиванию Сталина, внедрению его образа государственника и великодержавника в российское общественное сознание.  Невозможно представить, как сам Александр Кожев отнёсся бы к такому своему месту в Истории и к такой своей посмертной славе. Но объективно получается именно так.  

9 комментариев:

  1. А что, если подойти с другого конца: а сколь неизбежна (потому что адекватна обществу совков) ре-сталинизация? Потому что если (или насколько) она неизбежна, то (или в той же мере) имена "деятелей", в нее вовлеченных, становятся случайными. Как это там у Булгакова, "Миф Петлюра. Не он - другой. не другой - третий."

    ОтветитьУдалить
  2. В случае с Россией это была спецоперация, которая началась в середине 1990-х и которая не могла не дать плоды в больном, дезориентированном российском обществе, к тому же крайне недовольном результатами номенклатурной приватизации. Подробнее предлагаю посмотреть мою статью «Огламуренный сталинизм»
    http://ivpavlova.blogspot.com/2015/07/blog-post_74.html
    и др. тексты по тегам «Ресталинизация» и «спецоперация по возвеличиванию Сталина».

    ОтветитьУдалить
  3. Так ведь и спецоперация вполне может быть формой чего-то неизбежного. Если ре-сталинизация адекватна обществу совков, то в какой-то форме (пусть даже и спецоперации) в таком обществе она просто должна была произойти. И как быть, если "больное, дезориентированное" - это и есть цивилизационная норма, то самое, что в местной системе отсчёта считается здоровым и нормальным? Из стандартного "я начальник-ты дерьмо, ты начальник - я дерьмо" с необходимостью следует иерархия начальников, каждый из которых (кроме самого верхнего) дерьмо для своего вышестоящего, и самый верхний из них в качестве вождя. Для самооправдания и самоутверждения такое общественное устройство, естественно, будет раздувать исторические прецеденты, наиболее удобным из которых для них является именно сталинизм. Припоминаю я картинку из примерно 1980 года (до номенклатурной приватизации): какой-то грузовик, и водитель в нем не смог придумать ничего умнее, чем откопать откуда-то небольшую цветную картинку Сталина и приладить её за ветровым стеклом. Да и другие вздыхали о твердой руке, которая должна была прищемить обхамевшее начальство. Так что потенциал к этому, я думаю, был еще до всяких спецопераций. Ну, а как и когда этот потенциал реализовался - вопрос интересный, но вторичный.

    ОтветитьУдалить
  4. - Интеллектуалы Европы горой стояли за серийного убийцу Сталина.
    В числе знаменитых писателей - А. Барбюса, А. Франса и других, считавших Сталина светлым гением человечества.
    А французский писатель лауреат нобелевской премии Андрэ Жид был недоволен только лишь одним пунктом в числе разнообразных проявлений сталинского гуманизма. Он всё порывался попасть на приём к Сталину, чтобы поставить перед ним вопрос о правовом положении гомосексуалистов в коммунистическом государстве ))))).

    Совсем Позже, Шредер считал Брежнева бОльшим демократом чем Рейган.

    Может кому-нибудь будет интересно "Первая международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра»"

    Содержание.
    15. Павел Кнышевский. Институт Российской истории.
    Госбезопасность и истоки тотального шпионажа.
    http://grigoryants.ru/kgb-vchera-segodnya-zavtra/pervaya-mezhdunarodnaya-konferenciya/15/

    "1968 год. Майское восстание в Париже, а так же киноклубы, Годар, де Голль и позор Франции. Из книги «Полвека советской перестройки». Сергей Григорьянц""
    http://grigoryants.ru/sovremennaya-diskussiya/1968-god/

    ...Москва, единственная столица в Европе, которая появилась не как поселение на пересечении торговых путей, а как логистический пункт для перевалки собранной дани с покоренного населения в столицу ордынской метрополии. И от этого генетического кода, похоже, избавиться невозможно.

    И после Путина, получат спецоперацию Перестройка-2, получат персонажа, который будет необычайно убедительно говорить о демократии, но вся система внутри останется прежней.
    Путин далеко не одинок и далеко не такой диктатор, как принято считать.
    Он – звено единой цепи.
    Он не был случайным человеком, оказавшимся у власти, как бы кто сегодня ни хотел считать. Это не чертик из табакерки вытащенный.

    Если возвращаться к периоду 80-х - 90-х, и вот тогда очень многие были довольны Ельциным и тем обеспеченным миром, который он им создал.
    С демократическим движением все они не сотрудничали ни в какой степени, а уж понимания того, что КГБ продолжает укреплять свои позиции в стране, делит её богатства и занимает буквально все позиции в руководстве, не было ни у кого вовсе.
    Начавшиеся убийства и удаление из печати всех мало-мальски серьезных журналистов 80-х годов, серьезно огорчало и тревожило, лишь немногих.

    Пожалуй, один Григорьянц, ещё в 90-м пытался предупредить, не услышали.
    А Ирину Павлову, за критику оппозиционных лидеров - выдавливали из эфира (те же Грани). Правду о себе - мало кто желал послушать.

    ...Крах, пусть не такой близкий, нынешней авантюры Кремлевского режима -очевиден. И нужно думать уже сегодня, как не допустить повторения этого, повторения прекраснодушных разговоров, а за ними – совсем других планов.
    Для этого остро необходима правда о прошлом, необходима способность учиться на своих ошибках.
    Прежде всего самим, всем, признаться в грехах прошлого.
    Но правды никто , и общество в том числе, никто знать не хочет – слишком бОльшая часть его с этим прошлым повязана и опасность бесконечного повторения все тех же трагических ошибок остается сегодня так же велика, как в 1992-м году.

    "– Нэ трать, куму, сылы, опускайсь на дно." - именно этим руководствуются несистемные оппозиционеры.

    А принцип – "нельзя помочь тому, кто сам не отбивается", даже и не пытаются что-нибудь реальное в этом направлении.

    Владимир

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. "Для этого остро необходима правда о прошлом, необходима способность учиться на своих ошибках. "

      Хммм, повторяя своего учителя, могу вас обрадовать: не поможет. Правду о себе они знают (или чувствуют) - я имею в виду правду о том, а что они такое, а не технические детали. И именно поэтому шарахаются они от нее, как черт от ладана, и разными средствами замалчивают и подавляют - ведь для того, чтобы шарахаться, замалчивать и подавлять, надо знать, или хотя бы чувствовать (т.е. иметь какое-то понятие), а от чего именно шарахаться и что замалчивать. А Вы совершенно по-маниловски хотите, чтобы они эту правду о себе открыто приняли и на ней учились. В совковской системе отсчёта "ошибок" они не делали, они всего лишь проявляли свою цивилизационную природу - что естественно, и потому не "ошибочно". Природа у них такая, а природа ошибок не делает. "Ошибки" у них могут быть лишь тактические в проявлении этпй самой фундаментальной природы.

      Удалить
    2. Григорий, согласен ((((

      Владимир

      Удалить
    3. Александр Зиновьев (ранний Зиновьев, т.е. до того, как он спятил) был очень хорошим учителем.

      Удалить
    4. Я вижу, Владимир сам понял, что чересчур увлёкся, и повторю за ним: "Григорий, согласен!"

      Удалить
    5. Владимир: "...Москва, единственная столица в Европе, которая появилась не как поселение на пересечении торговых путей, а как логистический пункт для перевалки собранной дани с покоренного населения в столицу ордынской метрополии."

      С хренологией нелады, Владимир. Орда стала актуальной через век после (официального) основания Москвы.

      Удалить