суббота, 4 июля 2015 г.

Договор о нападении



20.08.2009

Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года. Непосредственно ей предшествовал советско-германский договор о ненападении от 23 августа, больше известный как пакт Молотова-Риббентропа. А до него было торговое и кредитное соглашение между двумя странами от 19 августа. Установив дружественные отношения с Советским Союзом, нацистская Германия обезопасила себя от войны на два фронта, чего больше всего боялась, и решила вопрос со снабжением стратегическими материалами, в которых нуждалась. СССР кормил солдат вермахта хлебом вплоть до 22 июня 1941 года. 1 сентября 1939-го Гитлер напал на Польшу, а 17 сентября Польша получила удар со стороны Сталина, после чего перестала существовать как самостоятельное государство. Это событие союзники отметили совместным военным парадом в Бресте и подписанием 28 сентября договора о дружбе и границе, дружбе, "скрепленной кровью", как выразился Сталин в ответной телеграмме Гитлеру и Риббентропу, поздравившим его с 60-летием. Это факты - здесь ни убавить, ни прибавить, можно только представить их более подробно.

А далее можно сколько угодно - и вполне справедливо - обвинять Англию, Францию и менее влиятельные европейские страны в попустительстве нацистской Германии, которая отстраивала свой Третий рейх. Можно акцентировать внимание на мюнхенском сговоре. Можно вспоминать все другие соглашения, заключенные с Гитлером в 1930-е годы. Картина получится более полной, если начать с Версальского договора, сделавшего Германию изгоем в сообществе европейских государств и тем самым способствовавшего возрождению германского милитаризма в виде национал-социализма.

Но тогда надо признать и другой ряд фактов. В этом ряду вклад СССР в ремилитаризацию Германии. Политика Коминтерна и лично Сталина, немало способствовавшая приходу Гитлера к власти. Провокационная роль сталинских агентов и дипломатов, которые под прикрытием так называемой политики коллективной безопасности решали стратегическую задачу руководства СССР по стравливанию государств Европы, "чтобы они подрались хорошенько". Намеренная дезориентация европейских компартий в отношении к нацизму как самим пактом, так и инструкциями, последовавшими из советских посольств. И наконец, усиленная подготовка Советского Союза к войне.

Но вот какая получается история: как только дело доходит до вопроса о признании действительной роли СССР в развязывании Второй мировой войны, наступает ступор. Причем не только в России, но и в Европе и США. Парламентская ассамблея ОБСЕ в своей недавней резолюции отважилась лишь на то, что предложила объявить 23 августа "общеевропейским днем памяти жертв сталинизма и нацизма во имя сохранения памяти о жертвах массовых депортаций и казней". Тем самым даже спустя 70 лет она политкорректно ушла в сторону от того, чтобы обозначить свою позицию в ответе на кардинальный вопрос. Неприлично истерическая реакция официальных лиц и общественности России оказалась несоразмерна крайне осторожным формулировкам европейских парламентариев. Однако показательно единодушие вставших на защиту репутации сталинского режима и самого советского вождя. Одна из гневных статей так и называется - "ОБСЕ против Сталина".

Среди возмущенных откликов появились утверждения, будто бы резолюция провоцирует Россию на реабилитацию Сталина - иначе-де Победу отстоять не удастся.

В этой истерике проявилось сразу несколько принципиальных моментов. Во-первых, современные защитники Сталина, берущие на себя право выступать от имени России, думают не о миллионах погибших, среди которых наверняка есть их деды и отцы, а о тиране, с именем которого вошла в историю завоеванная ими победа. Во-вторых, именно с ним они (кто тайно, а кто явно) связывают идентичность современной России. И наконец, в этих криках два разных события - начало войны и победа - моментально смыкаются. Оказывается, что в представлениях о войне, которые десятилетиями формировались официальной пропагандой, всегда жил страх разоблачения действительной роли советского руководства в начале Второй мировой войны и возможного возмездия. Поэтому как только заходит об этом речь, сразу же раздаются крики о том, что "у нас хотят отнять нашу Победу".

Зря вы так волнуетесь, господа-товарищи! Европейцы до сих пор даже в мыслях боятся посадить сталинское руководство на скамью подсудимых. Уже на Ялтинской конференции в феврале 1945 года, когда Сталин, Рузвельт и Черчилль делили послевоенную Европу, произошла фактическая легитимизация секретного дополнительного протокола к пакту Молотова-Риббентропа. А следующий шаг был сделан на Нюрнбергском процессе 1945-1946 годов. Судьями на этом процессе, как известно, были победители: по два представителя от Советского Союза, Великобритании, США и Франции. Обвинители - от тех же стран. Поэтому апелляция к нюрнбергскому суду не снимает вопроса об исторической ответственности за развязывание Второй мировой войны.

Нельзя сказать, что в 1945-м, когда решался вопрос о трибунале, не нашлось никого, кто бы выступил против его тенденциозности. Если бы судьями и обвинителями на Нюрнбергском процессе были не сталинские юристы - генералы Иона Никитченко и Роман Руденко, а представители нейтральных государств, можно было бы надеяться, что трибунал рассмотрит не только вину нацистской Германии, но и всю историю скатывания Европы к войне, включая провокационную роль сталинского руководства, стремившегося к развязыванию войны в Европе в надежде на "расширение социалистического фронта силой оружия".

Но получилось так, что историю кануна Второй мировой войны зачастую до сих пор пишут по сталинским лекалам. А уж о современной России и говорить не приходится. За последние 15 лет сформировано поколение историков, которые отстаивают даже не подновленную после ХХ съезда КПСС просталинскую концепцию, господствовавшую в советских исторических трудах до конца 1980-х годов, а оригинальную концепцию "Краткого курса истории ВКП(б)" конца 1930-х - начала 1950-х. Появляются труды, авторы которых доказывают, что не было никакого секретного дополнительного протокола к пакту Молотова-Риббентропа - точь-в-точь по методичке 1948 года "Фальсификаторы истории", написанной в ответ на вышедший в США сборник немецких дипломатических документов, среди которых был и этот знаменитый протокол.


Однако российские историки из "наших" во всем верят Сталину на слово. Если в 1936 году вождь сказал американскому журналисту Рою Говарду, что у СССР никогда не было планов и намерений "произвести мировую революцию", значит, не было. А если в ноябре 1939 года он утверждает, что это "не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну", то это всего лишь искусный политтехнологический ход.

Ну, а если подсчитать трофеи двух агрессоров на конец 1940 года? Получается, что под властью Германии оказались Австрия, большая часть Чехословакии, западная часть Польши, Бельгия, Голландия, Дания, Норвегия, Франция. А в составе СССР - восточная часть Польши (Западная Украина и Западная Белоруссия), часть Финляндии, Литва, Латвия, Эстония, Бессарабия и Северная Буковина. Результаты, как видим, вполне сопоставимы.

Как ни накручивай политику вокруг событий 70-летней давности, мировую войну тогда развязали нацистская Германия и сталинский Советский Союз. Правда, Сталин в итоге переиграл Гитлера. Последний вошел в историю не только как единственный зачинщик войны, но и как воплощение мирового зла. А Сталин - как победитель нацизма, хотя под советской оккупацией оказалась половина Европы. То, что жертвой его политических провокаций стала собственная страна, никак не сказалось на его власти. Наоборот, она только окрепла. И современная Россия до сих пор находится во власти сталинских интерпретаций начала войны. Надежда лишь на крота Истории, который роет медленно, но верно. 

 http://grani.ru/Politics/Russia/m.155767.html

6 комментариев:

  1. Очень правильно и точно написал Жак Деларю в своей капитальной "Истории гестапо", из-за чего книгу эту в СССР не публиковали:

    Руководители СС могли толковать этот приток новых членов как одобрение своих методов, однако нельзя не признать, что отсутствие какой-либо международной реакции также немало способствовало их успехам. Призывы немецких эмигрантов звучали гласом вопиющего в пустыне. Когда преступления, ежедневно совершаемые в Германии, были уже общеизвестны, ни одна «цивилизованная» страна ни на минуту не задумалась о необходимости порвать с убийцами. С неизменной учтивостью послы продолжали пожимать руки, обагренные кровью невинных, давать торжественные обеды в честь палачей. Заключались новые торговые соглашения, Франция пригласила фашистскую Германию участвовать во Всемирной выставке 1937 года; и, наконец, увенчанием этого здания трусости явился договор 1939 года, подписанный Советским Союзом с теми, кто погубил под пытками тысячи коммунистов, а десятки тысяч бросил в лагеря.(с)

    ОтветитьУдалить
  2. Как вы объясните тот факт, что самые серьезные западные историки, эксперты по истории Восточной Европы и СССР в 20-м веке: Энн Эплбаум, Тимоти Снайдер и даже Норман Дэйвис до сих пор не способны согласиться, если уж не поддержать его, с утверждением о том, что Сталин и российский коммунистичекий милитаризм несут хотя бы равную с Гитлером и германским нацифицированным милитаризмом ответственность за развязывание 2-й МВ?

    При этом Дэйвис женат на полячке, а Эпплбаум замужем вообще за поляком Сикорским, экс-мин-ин-дел. Она и Снайдер работали в российских архивах в 1990-е, но только в отношении ГУЛАГа и Голодомора, но никогда не интересовались военными аривами. Дэйвис, кажется, и этого не делал. Но никто из них даже не упоминает о тех документах, которые нашел Марк Солонин в 2010-е или хотя бы Мельтюхов еще в 2000 г. Полный игнор. А ведь все они - непредвзятые исследователи, с очень высоким авторитетом.

    Дэйвис упоминает точку зрения В. Суворова в своей недавней "Europe at War, 1939-1945: No Simple Victory," но сразу же говорит, что она не имеет подтверждения. Так почему никто не желает даже вникнуть?

    ОтветитьУдалить
  3. Потому, что они хотят быть востребованы, а для этого надо быть в мейнстриме. Современные западные сообщества историков представляют собой копию когорты советских историков. Чужаков они не принимают, более того, они их игнорируют. Буквально, даже в своих трудах, забывая о всякой научности. Моя собственная судьба – тому пример. Я говорю о том, что хорошо знаю, т.е. о тех историках, которые изучают или изучали советскую историю. Несколько лет назад мне довелось присутствовать на лекции Марка Солонина в Davis Center for Russian and Eurasian Studied of Harvard University – там не было никого из англоязычных историков. Terry Martin – тогдашний директор центра по изучению России открыл заседание и удалился. Всё это было очень показательно. Что касается глубинной причины, то надо иметь в виду, что все эти люди исповедуют лево-либеральные взгляды, т.е. они за правильный социализм против капитализма. Есть и другие причины – можно посмотреть здесь (о западных историках-ревизионистах). https://ivpavlova.blogspot.com/2016/01/blog-post_17.html

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ну и ну. Безнадега какая-то. Мне казалось, что, по крайней мере, эти трое мною упомянутых западных историков способны и сами сознательно работать над формированием мейнстрима. Ну хотя бы из честолюбия - первому открыть нечто, способное перевернуть мейнстрим, и подкрепить неопровержимой базой. Поехала же молодая Эпплбаум в Москву копаться в архивах для своего ГАЛАГа уже после того как мейнстрим сформировался на солженицинском ГУЛАГе. Ну, положим, переворота она не сделала. Но после нее эта тема без ее книги уже не звучит. А подпутинские историки, что характерно, ее книгу игнорируют.

      Ну или Снайдер. Он же рискнул поставить рядом массовые убийства Гитлера и массовые убийства Сталина. Он даже вполне справедливо поставил Сталина немного впереди. До него этого никто не делал. И он подробнейшим образом препарировал сталинский антисемитизм. Правильно, молодец. Ну, казалось бы, уже полтора шага осталось, чтобы увидеть и зловещую роль Сталина и его генералов в разжигании войны в Европе и в прямой подготовке удара летом 1941. Правда, в Bloodlands он упрямо повторяет миф о том, что Сталин до самого лета 1939 ужасно боялся совместного нападения Польши в союзе с Германией и Японии. Это же повторяет и Дэйвис, в Europe at War. Но, мне казалось, что историку-профессионалу такого уровня и такого признания должно бы было быть и интересно опровергнуть мало что объясняющий миф и не опасаться оказаться невостребованным.

      Но я вам верю, у вас есть живой опыт общения с этим коммьюнити. Ну что же, подождем, когда возникнет некто, хорошо подготовленный, молодой и амбициозный, а хорошо бы еще женатый на украинке))). Знающий русский язык и способный рыться в архивах, указанных Солониным.

      Удалить
    2. Спасибо за грамотный и содержательный комментарий. Для работы над этой темой будущему западному историку, помимо знания языка и умения работать с советскими архивными документами, хорошо бы иметь ещё незашоренное мировоззрение и нормального учителя-наставника, который бы научил его понимать Россию. Что касается архивов, я не уверена, что в них удастся найти что-либо, способное принципиально изменить наше знание о кануне войны. Всё и так уже известно и понятно. Разве лишь уточняющие детали обнаружатся.

      Удалить
  4. : )
    Я как раз и имел в виду, что способствовать незашоренности мировоззрения западного историка и заменить ему нормального наставника могут, судя по примеру Дэйвиса и Эпплбаум, жена/муж "из наших, из поляков, из славян." ))) Из россиян, правда, это навряд ли - ну только если Солонин еще не женат ))). А вот жена-украинка - это в самый раз, у нас власти давно не считают себя наследниками СССР и уже 25 лет никакого победобесия нет.

    В архивах Солонин и другие нашли уже достаточно, с номерами и копиями - но или зашоренность, или общее недоверие к "русским" мешают западникам (кроме, кажется, покойного Хоффманна) ими воспользоваться. По-видимому, нужен именно западный историк, с бэкграундом Оксбриджа или хотя бы у. Чикаго, который своими руками-глазами потрогал бы эти документы, пропустил бы через свой мозг.

    А комментарии грамотные делать нетрудно, если читать не только на русском. Сейчас в Амазоне любую книгу любого из мной упомянутых историков можно купить за 10-15 юсд. Правда, ко мне в Харьков Амазон их не доставит, но это нетрудно преодолеть ))). А ведь есть еще и Архив Митрохина...

    Доктор

    ОтветитьУдалить