суббота, 4 июля 2015 г.

Особенная стать




18.12.2007

Тема коварного Запада в очередной раз вышла на первый план в связи с публикацией в газете "Коммерсант" краткого пересказа доклада американских политологов о предполагаемых сценариях развития России к 2017 году. В приводимых пассажах из той части доклада, которая была подготовлена Эндрю Качинсом, выделялся сценарий убийства президента Владимира Путина в рождественскую ночь 7 января 2008 года и установление в России власти силовиков.
Г-н Качинс в настоящее время руководит программой по России и Евразии Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне. До этого он не только возглавлял Московский Центр Карнеги, но и был в числе членов Валдайского клуба, приглашавшихся на встречи с Путиным. Это человек не просто лояльно, а доброжелательно относится к России. Поэтому он болезненно воспринял публикацию, расценив ее как "попытку оклеветать его центр и более того - саму Россию, народ России и президента России". Сегодня российский читатель может сам судить, кто прав и кто виноват в этом конфликте, ознакомившись с полным текстом доклада.

Та дезинформация, которой пичкают общество прокремлевские политологи, к сожалению, дает свои плоды - сегодня в представлении большинства россиян американцы спят и видят, как бы ослабить Россию и захватить ее территории и ресурсы. Чего стоит один вопрос по поводу вымышленного(!) высказывания бывшего государственного секретаря США Мадлен Олбрайт, который прозвучал во время телевизионного общения Путина с народом из уст, между прочим, сотрудника Института ядерной физики РАН в новосибирском Академгородке.

Реакция на публикацию в "Коммерсанте" со стороны патриотов-государственников последовала незамедлительно. Профессор Дипломатической академии МИД РФ Игорь Панарин расценил изложенное как "информационно-психологическую операцию", направленную "первое - лично против президента Путина, второе - против российского государства, третье - против интеграции постсоветского пространства, и четвертая цель, конечно, - это дестабилизация ситуации в России накануне президентских выборов".

Между тем ничего подобного в докладе нет. Представленные в нем сценарии и рекомендации администрации США по улучшению отношений с Россией, включению ее в международные институты, развитию торговли и культурного обмена свидетельствуют о стремлении видеть Россию стабильной - хотя бы уже потому, что Запад чрезвычайно беспокоит судьба ядерного оружия на ее территории.

Я не могу понять, как у Вячеслава Никонова возникло убеждение в том, что западные политики и средства массовой информации "на протяжении последних месяцев (если не лет) все более темными красками рисовали картину России как все более кровавой диктатуры, находящейся под растущим контролем зловещего КГБ и проводящей все более коварную антизападную политику".

Я не знаю ни одного западного политолога, который квалифицировал бы современную российскую власть как диктатуру. В докладе Качинса ситуация в сегодняшней России характеризуется следующим образом: "После короткого периода слабо институционализированной и в высшей степени клептократической демократии российская политическая система вернулась к более знакомому типу, блестяще описанному историком Ричардом Пайпсом как патримониальный авторитаризм. В его нынешнем воплощении в виде власти Владимира Путина все политические институты кроме централизованной власти Кремля слабы: слабый парламент, слабые политические партии, слабое законодательство, слабое местное управление, слабое гражданское общество... такие системы по своей сути нестабильны и уязвимы для внутренних и внешних потрясений".

(Заметим, что термин "патримониальный авторитаризм" Пайпс применяет для дореволюционной России. Используя его для характеристики современной ситуации, автор доклада смазывает разрушительные последствия советского режима для российской государственности.)

Американские политологи в большинстве своем не разделяют взглядов российской оппозиции на ситуацию в стране - они скорее принимают интерпретацию официальных политологов, которые, имитируя плюрализм и даже критикуя Кремль в известных пределах, выступают апологетами его политики. Неслучайна и положительная реакция государственного секретаря США Кондолизы Райс на выдвижение Медведева, которую, на мой взгляд, совершенно справедливо осудил Андрей Илларионов.

В информационном бюллетене Johnsons Russia List, который ежедневно рассылается специалистам по России, статьи из оппозиционных Кремлю средств массовой информации, как правило, не представлены. Почему? Да потому, что они противоречат представлениям западных политологов, которые предпочитают верить официальной прессе и слушать прокремлевских комментаторов, которые, по их мнению, не только верно освещают реальные процессы, но и располагают некой эксклюзивной информацией.

Во втором, самом пессимистическом сценарии доклада, который называется "Выстрел в темноте... и настоящая диктатура", описывается приход к власти силовиков в результате убийства Путина и отмечается, что силовики никогда не были вполне удовлетворены путинскими планами в отношении России. Однако и в этом случае Качинс не допускает мысли о том, что более авторитарная и националистическая Россия будет проводить агрессивную антизападную внешнюю политику. А потому нет смысла в мерах по ее сдерживанию.

Доклад свидетельствует о глубоком идеализме американских политологов. Они пишут о вымышленной диктатуре, которая может возникнуть в результате экстраординарного события, не видя того, что она уже существует в России. И западные эксперты (не только американские) оказались не готовы ее понять и проанализировать. Воспитанные в условиях западной демократии и открытого общества, они с этими мерками подходят и к России. И потому изучают только видимые процессы, будучи неспособны рассмотреть и проанализировать то, что стоит за ними, деконструировать ложные или подставные феномены.

Свою роль играет и тот факт, что американские эксперты гораздо более критично настроены к своей собственной администрации, чем к российской власти. Излишнюю критику Россию они считают проявлением синдрома "холодной войны".

Мне приходилось специально писать о западных историках, занимающихся сталинским периодом. Получив доступ к советским архивным документам, они поверили тому, что в них написано, а потому попали в плен их лжи, следуя за духом и буквой документа. В результате в своих интерпретациях они парадоксальным образом оказываются на стороне сталинской власти. Они пишут о демократии (без кавычек) в 1937 году, о массах, "давивших" на власть, об испуганном Сталине, вынужденном отвечать репрессиями на хаос, беспорядок, преступность. Они оценивают его как выдающегося политика и военачальника, одаренного организатора, тем самым помогая утверждению в России концепции сталинской модернизации как величайшего события российской истории, а Сталина как ее эффективного менеджера.

Приходится констатировать повсеместный глубокий кризис понимания происходящего в России. Для самой России это вопрос первостепенной важности. В условиях всеобщего разочарования в демократии, растерянности и страха перед властью понимание - это первый и необходимый шаг к возрождению страны. 

http://grani.ru/Society/Media/m.131446.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий