вторник, 14 июля 2015 г.

Нюрнберг для России


Либеральная общественность в России, а точнее в Москве, вновь выступила с идеей суда над Сталиным. Обращение по этому поводу подписали 26 человек: Людмила Алексеева, Сергей Ковалёв, Михаил Краснов, Лев Пономарёв, Ирина Прохорова, Илья Шаблинский, Игорь Чубайс, Юрий Самодуров, Людмила Улицкая, Владимир Мирзоев, Вадим Клювгант, Андрей Пионтковский, Вадим Прохоров, Олег Хлебников, Валерий Борщёв, Игорь Г. Яковенко, Пётр Филиппов, Владимир Кара-Мурза ст., Андрей Десницкий, Мариэтта Чудакова, Владимир Войнович, Гарри Бардин, Алла Гербер, Юрий Пивоваров, Николай Сванидзе, Леонид Гозман. 

А 25 июня в Международном университете Москвы прошло очередное заседание Конгресса интеллигенции, на котором обсуждалась эта инициатива. Присутствовало около 100 человек. Заявители представляют себе этот суд как общественный трибунал «над сталинизмом, Сталиным и его окружением». Предполагается «сбор фактов о событиях периода сталинизма, которые имеют признаки преступления, правовая оценка этих фактов в рамках существовавшего в то время законодательства и формулирование обвинительного заключения». После этого – «публичное рассмотрение этих фактов в открытом судебном заседании с участием защиты и вынесением вердикта». 

 Не знаю, кто именно является автором этого крайне небрежно написанного обращения, а кто его просто подписал, не особо вчитываясь в содержание, но в результате знакомства с ним вырисовывается коллективный портрет современной московской либеральной общественности.

  Во-первых, она ничего не помнит и ничему не учится. Среди подписантов – телевизионный историк Николай Сванидзе, который исполнял роль судьи в передачах «Суд времени» и «Исторический процесс», где главными оппонентами выступали Леонид Млечин и Сергей Кургинян. Буквально все заседания, на которых рассматривались ключевые вопросы советской истории, в том числе её сталинского периода, были сокрушительно проиграны либеральной стороной. Эти передачи, которые смотрела широкая телевизионная аудитория, сыграли огромную роль в утверждении в обществе взгляда на Сталина как выдающегося государственника. Эту точку зрения, мобилизовав весь свой демагогический талант, защищал Сергей Кургинян. В статье «Издержки державности» от 14 февраля 2011 года я подробно, по пунктам, разбираю причины того сокрушительного поражения.

Во-вторых, московская либеральная общественность крайне оторвана от российской действительности. По словам авторов обращения, оказывается, руководство страны лишь сегодня «совершает попытки вернуть страну к архаическим формам правления, пытается полностью разрушить обратную связь между обществом и государством, полностью исключить любые попытки демократизации самоуправления и вручить всю полноту власти в руки одному человеку». К каким архаическим формам правления? Какую обратную связь между обществом и государством руководство страны пытается разрушить? Где эта связь? Где авторы обращения видят попытки демократизации самоуправления? И как вообще можно демократизировать самоуправление?

В стране вот уже 15 лет в модернизированном виде возрождена сталинская модель управления страной, в которой нет никакой нормальной, т.е. гражданской связи между обществом и государством и нет никакой реальной демократизации. И почти 20 лет идёт целенаправленная спецоперация по возвеличиванию образа Сталина-государственника и внедрению этого образа в общественное сознание. А один из авторов обращения господин Шаблинский, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и по правам человека, только сейчас заметил «попытки сегодняшней власти возродить культ Сталина». 

Авторы обращения толкуют о каком-то гражданском обществе, которое «должно взять на себя бремя выяснения правовой ответственности Сталина и его ближайших соратников за наиболее ужасные преступления». Где они увидели это гражданское общество? Тем более такое гражданское общество, которое возьмёт на себя «бремя выяснения» правды о своём прошлом? 

В бесконечных разговорах о Сталине в современной России до сих пор раскручивалась простая дихотомия: Сталин – преступник, у которого руки по локоть в крови и Сталин – государственник, строитель Державы и Победитель. В результате оказались похоронены главные вопросы сталинского периода, а именно, вопрос о сталинской модели управления страной и вопрос о подготовке СССР к войне с Западом. Вот и сегодня Игорь Чубайс, позиционирующий себя как сторонник суда не только над Сталиным, но и над всей существовавшей тогда системой, предлагает секции, в которых эти вопросы даже не ставятся. 
 
«Секция изучения ГУЛАГа – жертвы, свидетели, статистика…
 — Секция правового анализа трех голодоморов (организованного властями искусственного голода) и гибели приблизительно 15 миллионов человек…
 — Секция правового анализа насильственных депортаций народов (через депортации прошло 6 миллионов человек).
 — Секция правовой оценки уничтожения РПЦ и других традиционных российских конфессий
 — Секция суда над цензурой и интеллектуальным подавлением российского народа
 — Секция «политической психиатрии» с правовой оценкой преследования инакомыслящих в СССР, их принудительного «психиатрического лечения».
 — Теоретическая секция — научно-правовая оценка советской истории, политики и идеологии. Возможны и иные секции».

Но самое удивительное, что оставляет человека, хоть как-то следящего за российской политической жизнью, в полном недоумении, так это то, что Лев Пономарёв в качестве оппонента на будущем суде над Сталиным видит ещё большего демагога, чем Сергей Кургинян, а именно, Александра Проханова, прославившегося тем, что предложил причислить Сталина к лику святых. 

Таким образом, с самого начала предполагается шоу ещё более грандиозное, чем «Суд времени» и «Исторический процесс», и закладываются основания для не менее грандиозного провала инициаторов суда над Сталиным. 

В-третьих, вердикт трибунала планируется направить Генеральному прокурору РФ «с просьбой провести проверку по фактам преступлений, не имеющих срока давности», т.е. просить не просто наследницу сталинской власти, а власть, считающую сталинскую модель образцом для управления страной, власть, которая до сих пор держит засекреченными многие принципиальные документы сталинского времени и совсем не собирается открывать их для прогрессивной общественности. 

Главное же состоит в том, что Россия не готова к проведению такого суда. Здесь нет реальных общественных сил и самостоятельных гражданских структур, способных предложить и отстаивать иной, не государственнический, а гражданский подход к собственной истории. Такой суд должен быть результатом потребности общества в переосмыслении как своей истории, так и своих отношений с властью. Тогда сам факт такого суда стал бы символом пройденного обществом пути к свободе, символом его зрелости и гражданственности. Сегодня никаких предпосылок для этого не просматривается.
 
Такой трибунал могли бы инициировать политические лидеры Запада в ответ на политический вызов Кремля и его провокационные действия по разрушению существующей системы международной коллективной безопасности в целях расширения так называемого русского мира. Сегодня российская внешняя политика и её действия в отношении Украины, стран Прибалтики, а ранее Грузии буквально повторяют сталинские методы. Те же методы провокаций, дезинформации и те же попытки возвращения бывших советских территорий в сферу своего влияния. 

То же самое делал Сталин для разрушения системы коллективной безопасности в 1930-е годы и не просто пытался, а в результате своих агрессивных действий в 1939 – 1940 гг. значительно расширил «фронт социализма» за счёт присоединения к СССР восточной части Польши (Западной Украины и Западной Белоруссии), части Финляндии, Литвы, Латвии, Эстонии, Бессарабии и Северной Буковины.

70 лет назад, во время Нюрнбергского трибунала 1945/46 гг. Советский Союз при содействии и малодушии союзников настоял на осуждении и наказании только нацистской Германии и заблокировал даже самые робкие попытки указать на его собственную провокационную роль в развязывании войны в Европе. Сегодня, основываясь на принципиальных документах о политике, приведшей к той войне, документах, ставших известными благодаря публикациям конца 1980-х – начала 1990-х годов, Нюрнбергский трибунал-II просто обязан был бы рассмотреть все те вопросы, которые с подачи сталинских юристов-генералов Ионы Никитченко и Романа Руденко были тогда заблокированы. И, наконец, этот трибунал, должен дать слово проигравшей стороне – Германии – и получить ответ на вопросы, поставленные правительству Советского Союза Министерством иностранных дел Германии в ноте от 21 июня 1941 года. 

Только такой трибунал над Сталиным мог бы действительно принести пользу как самой России, так и всему миру. И это, пожалуй, единственный мирный способ образумить его современных последователей.




1 комментарий:

  1. Система замкнутая самое себя не определяет... И обречена на вырождение.
    Только где и когда консолидируется мировая общественность для инициации проведения международного суда над коммунистическим тоталитаризмом. А международные правовые механизмы могут сработать только после военного или (и)экономического поражения Тоталитарной страны, её полной социально-экономической капитуляции перед государствами победителями.

    ОтветитьУдалить