воскресенье, 5 июля 2015 г.

Вопросы для украинской оппозиции



13.02.2014

Признаюсь, что с самого начала противостояния на Майдане я не могла разделить восторгов моих коллег. Сегодня я вижу сложившуюся в Украине ситуацию как тупик, из которого хорошего выхода нет. Трезвые голоса (а они были!) призывали оппозицию не поддаваться эйфории, спокойно оценить ситуацию и выработать стратегический план. Но они, как это обычно бывает в обстановке революционного подъема, утонули в общем потоке энтузиазма. Конечно, это прекрасно: демонстрация украинской идентичности, проявление благородных порывов единой украинской нации, замечательно и стремление «стоять до конца». Я намеренно не даю ссылок, потому что это лейтмотив многочисленных публикаций, авторы которых всей душой поддерживали и до сих пор поддерживают энтузиазм Майдана. 

Лейтмотив словесного натиска с противоположной стороны, со стороны противников Майдана — это обвинения в «нацизме», «фашизме», заклинания «Фашизм/нацизм не пройдет!». Кстати, эти противники — все те, кто выступал в специальных выпусках программ Владимира Соловьева, Аркадия Мамонтова и их пламенные сторонники, — действуют по лекалам идущей вот уже много лет спецоперации Кремля по «борьбе с угрозой нацизма», в том числе и в Украине. Намеренно идентифицируя не только всплески этнического национализма, но и робкие зачатки гражданского национализма с фашизмом/нацизмом, Кремль и его пропагандисты успешно, подчёркиваю, успешно внедрили в общественное сознание существование серьезной угрозы нацизма

В этом отношении весьма показательно недавнее признание Андрея Илларионова, который, оказывается, «некоторое время тому назад тоже так думал». 

Что уж говорить о миллионах простых россиян и украинцев! Обработкой западного общественного мнения в духе существования угрозы нацизма в Украине всё это время занимался телевизионный канал «Russia Today», филиалы российского Института демократии и сотрудничества в Париже (Наталья Нарочницкая) и Нью-Йорке (Андраник Мигранян) и их западные агенты в местных средствах массовой информации.

Недавно вынут решающий козырь, видимо, для того, чтобы сделать Виктора Януковича более сговорчивым: оказывается и его отец был «пособником нацизма». 

Но даже сегодня, когда Украина находится накануне серьезных событий, сторонники Евромайдана верят в какое-то чудесное разрешение сложившейся патовой ситуации. И это в условиях, когда так называемые лидеры украинской оппозиции практически исчезли из поля зрения, хотя и с самого начала не проявляли признаков стратегического мышления. 

В этих условиях считаю необходимым сформулировать несколько вопросов, без трезвого ответа на которые, на мой взгляд, невозможно понять, как может состояться «демократическая европейская Украина», не говоря уже о принятии адекватных ситуации стратегических решений. 

 Сознаёт ли оппозиция, что Украине для преодоления нынешнего тупика и выхода на путь европейского развития необходима консолидированная помощь Запада? И что этой помощи нет, и она вряд ли появится? Нынешние западные лидеры настолько обмельчали, по сравнению со своими знаменитыми послевоенными предшественниками, настолько коррумпированы своим сотрудничеством с Кремлём, что с их стороны предложить новый план Маршалла для Украины, о чём в качестве варианта писал польский обозреватель Павел Коваль, совершенно нереально.

 Понимает ли оппозиция, что новый план Маршалла со стороны Запада — это не только деньги? Это западные советники на всех уровнях государственной власти. Фактически для Украины — это призвание варягов, что предполагает расстановку западных специалистов-инструкторов на всех ключевых постах в стране — в органах государственной власти, в судах, милиции, учебных заведениях вплоть до школ, которые бы занялись обучением украинцев работе в новых правовых условиях. Это пересмотр результатов украинской приватизации с целью отделить собственность от власти и легализовать право на законную частную собственность. Готово ли украинское общество пойти на такие условия, в которых оказались послевоенные Германия и Япония? Готово ли оно само, осознав тяжесть ситуации, обратиться к Западу именно с такой просьбой? Согласятся ли украинские олигархи, так же, как и в России, тесно связанные с верховной властью, существовать в новом для них правовом поле?

 Почему украинская оппозиция закрывает глаза на очевидный факт, что предоставленные сегодня Россией 15 млрд долларов и есть по сути кремлёвский вариант плана Маршалла? А российское руководство предоставило Украине не только деньги. Все эти 10 лет после Оранжевой революции, т.е. с момента поражения Кремля в Украине, там работали его советники и специалисты — видимые и невидимые, которые вербовали своих сторонников из украинской элиты. Неслучайно и то, что 20 сентября 2013 года Владимир Путин назначил своим помощником по Украине известного политтехнолога Владислава Суркова. 

Как украинская оппозиция предполагает преодолевать это наследие?
Уверена, что и
 сегодня у российского руководства есть стратегический план разрешения ситуации в Украине. И для этого совсем необязательно открытое военное вмешательство, о котором говорит Андрей Илларионов. 

Достаточно инициатив «снизу» — некоторые уже заявлены: так, Министерство обороны Украины обратилось к президенту Виктору Януковичу с просьбой «принять неотложные меры для стабилизации ситуации в стране и достижения согласия в обществе». 

 Почему украинская оппозиция не призвала в качестве варяга-советника бывшего грузинского президента Михаила Саакашвили? Он ведь не просто добился результатов в проведении прозападных реформ в Грузии, но и явно извлек уроки из недавнего поражения своей партии на президентских выборах. Его опыт — редкий пример подобного рода преобразований на постсоветском пространстве. А проблемы у Украины и Грузии, как у бывших постсоветских республик, испытывающих давление со стороны России, схожи, как схожи и пути выхода на западный путь развития. Почему эта общественность позволила ему «прозябать» в качестве приглашенного лектора в Школе дипломатии и права Флетчера в американском университете Тафтса.

Почему даже не выступила против запроса члена правящей Партии регионов и пророссийского политика Олега Царёва запретить въезд в страну тридцати
шести иностранцам, в том числе Михаилу Саакашвили, который по его мнению, «дестабилизирует ситуацию в стране», что в переводе на нормальный язык означает — направляет её по антикремлевскому сценарию?

После Оранжевой революции 2004 года Украина имела реальный шанс встать на путь европеизации страны, но она его упустила. Сегодня положение хуже, чем 10 лет назад. Возросло разочарование. Но одновременно выросли и амбиции. Протестующая молодежь хочет жить сегодня комфортно, как на Западе. Однако, судя по выдвигаемым требованиям, политическое и правовое сознание протестующих изменилось незначительно: по крайней мере, требования Майдана остались теми же, что и 10 лет назад — новые перевыборы, парламентско-президентская республика... А это означает для страны ни что иное, как бесконечное хождение по кругу.

http://rufabula.com/articles/2014/02/13/questions-for-the-ukrainian-opposition

1 комментарий:

  1. Анонимный12 июля 2015 г., 12:14

    Цитата из статьи:

    „…Кремль и его пропагандисты успешно, подчёркиваю, успешно внедрили в общественное сознание существование серьёзной угрозы нацизма.

    В этом отношении весьма показательно недавнее признание Андрея Илларионова, который, оказывается, «некоторое время тому назад тоже так думал»“.

    Отрывок из интервью А. Илларионова по указанной ссылке:

    «И. Ш. — А как Вы относитесь к той точке зрения и к риторике, которая её сопровождает, что это — продолжение войны НКВД с УПА? И к тому, что тех, кто критикует власть и Януковича, обзывают «нацистами» и «фашистами»?

    А. И. — Такая точка зрения имела право на существование. Честно признаюсь, что некоторое время тому назад я тоже так думал. Однако, судя по тому, что сейчас происходит в Украине, особенно учитывая развитие Майдана, судя по социальной структуре Майдана, большую часть активистов Майдана составляют люди с Востока и Юга Украины, там есть люди из Донецка, Запорожья, Днепропетровска, Харькова, Мариуполя, не только с запада…»

    Как видно из ответа А. Илларионова, слова «некоторое время тому назад я тоже так думал» относятся к точке зрения, что происходящее в Украине — «продолжение войны НКВД с УПА», а не к словам о «нацистах» и «фашистах».

    ОтветитьУдалить