суббота, 4 июля 2015 г.

"Профиль" - фас!



 23.09.2008

Никакие новые внешние обстоятельства – а уж тем более давление на Россию извне – не изменят нашей стратегической линии на построение свободного, прогрессивного и демократического государства и общества.
Дмитрий Медведев

Народ в России, как правило, верит действующей власти. Потом, правда, с энтузиазмом поддерживает ее разоблачение, но пока власть в Кремле, он ей верит. Эта вера иррациональна – за ней нет ни понимания, ни знания. Верит – и все, хотя не имеет никакого представления о том, как принимаются решения в Кремле, кто стоит за этими решениями, какими мотивами власть руководствуется при их принятии и что готовит для страны в будущем.

Верховная власть непроницаема и абсолютно застрахована от каких-либо вопросов, а тем более претензий со стороны народа. Ей не грозят ни парламентские слушания, ни судебные разбирательства, ни публичные журналистские расследования. Никто из высшего руководства страны не ответил и не собирается отвечать на вопросы о том, кто взорвал дома в Москве и Волгодонске осенью 1999 года, почему погибла подводная лодка "Курск", кто виноват в гибели заложников "Норд-Оста", кто приказал начать штурм школы в Беслане...

Ничего не зная о предыстории российско-грузинского конфликта, народ поверил объяснениям президента и премьера и поддержал власть в этой войне. Люди верят в то, что США – враг и что там все время говорят о России и думают, как бы ее расчленить и захватить ее природные богатства. А ведь самый большой специалист по отлаживанию тайного механизма российского властвования в минуту откровенности предупреждал: "Никому на слово, товарищи, верить нельзя". Уж он-то знал, о чем говорил.

В условиях полной закрытости власти многочисленные эксперты уверяют нас, что нет, нет у Путина и Ко никакой идеологии и что их интересуют только деньги. Но почему так упорно им отказывают в видении настоящего и будущего страны, которая находится в их полном распоряжении? Почему у них не может быть своих планов обустройства России? Откуда уверенность, что при всей антизападной риторике власти невыгодна конфронтация с Западом, так как она якобы закроет путь к модернизации общества? А может быть, эти рассуждения – всего лишь попытка спрятать голову в песок, отгородиться от надвигающегося будущего, которое не совпадает с их представлениями, убедить себя в его невозможности?

Для тех же, кто хочет понимать происходящее, ясно, что власть давно перешла на другой язык. На нем говорят и премьер, и президент, и представители армии, спецслужб, церкви, то есть все наиболее влиятельные силы в стране. Эти силы до сих пор не могут смириться с распадом Советского Союза и давно вынашивают идею глобального реванша. Не зря же с середины 1990-х годов их представления о мире "приводил в порядок" Александр Дугин, читая лекции по геополитике слушателям Академии Генштаба, не зря же Сергей Кургинян консультировал разных представителей высших эшелонов власти, неслучайно же глава РПЦ Алексий II проявил интерес к книге Андрея Паршева "Почему Россия не Америка".

Нельзя сказать, что на подобные факты не обращалось внимания, – наоборот, есть немало серьезных исследований на эту тему. Но не их авторов приглашали на экраны российского телевидения, не у них журналисты стремились взять интервью. А вот теперь, как мне кажется, наступает момент истины, когда видение мира представителями действующей власти и их тайные замыслы постепенно становятся явными.

Неслучайно в самом начале этого года вышел специальный выпуск журнала "Эксперт" под названием "Россия. Пять веков империи", авторы которого единодушны уверяли читателя, что и сегодня страна может быть только империей.

После того как российская власть решилась на военную операцию на Кавказе, а затем признала независимость Южной Осетии и Абхазии, начался следующий этап в претворении в жизнь замыслов власти. И они вполне вписываются в ее представления о месте России в мире. Эти представления изложены в одном из последних номеров журнала "Профиль", главная тема которого сформулирована как "Собрать державу". Главный редактор "Профиля" Михаил Леонтьев недавно выступил как соавтор книги "Крепость Россия", которая представляет собой политический манифест антилиберализма. Вот что написано в аннотации к ней: "Либерализм – политика сильного в отношении слабого, лишающая слабого всяких шансов стать сильным. Ответ России на американский вызов не может быть либеральным. Отечественная либеральная элита с неизбежностью оказывается не просто прозападной, но прямо компрадорской. Наша страна – неприступная крепость! Если только ее не сдаст без боя "внутренний враг". У нас есть основания для оптимизма! Если устранить от власти бесноватых "реформаторов", у нас великое будущее! Если власть наконец распрощается с ненавистным народу "либерализмом".

По словам пишущего в "Профиле" Виталия Третьякова, акт официального признания 26 августа 2008 года государственной независимости Южной Осетии и Абхазии "помимо многих, причем очень существенных, последствий как для мировой, так и для российской политики, стал, возможно, самым главным на данный момент событием русской истории XXI века, а именно: реальным началом практического воссоздания Российского Союза, то есть того государства-цивилизации, которое в разные периоды своей жизни называлось Великим княжеством Московским, Московским царством, Российской империей и Советским Союзом".

Кроме Третьякова на эту тему рассуждают Александр Дугин, Сергей Кургинян, Михаил Леонтьев – и все они едины в том, что это должен быть "альтернативный наступательный идеологический и геополитический проект" Евразийской империи. Если верить Дугину, этот проект поддерживают не только "традиционные русские и советские патриоты из антиельцинской оппозиции, но и некоторые российские интеллектуалы, проделавшие эволюцию от либерализма к державным позициям".

Авторы "Профиля" исходят из того, что империя "всегда претендует на вселенский масштаб", "наделена миссией" и "воспринимается как политическое воплощение исторической судьбы человечества". Ни больше ни меньше.

Пропагандисты нового имперского проекта убеждены, что Россия должна не только "воссоздать свое влияние на постсоветском пространстве", но и "способствовать формированию единого фронта всех тех альтернатив американской империи – от мягких до самых жестких, – которые только существуют сегодня". Имеются в виду "контакты не только с исламским миром, но и с континентальной Европой, не только с Китаем, но и с поднимающей голову Латинской Америкой", а также с другими странами Азии и Африки. По Дугину, "Россия должна мыслить и действовать по-имперски, как мировая держава, которой до всего есть дело: и до прилегающих к ней территорий, и до самых отдаленных уголков планеты".

Первые действия в этом направлении налицо: российские военные корабли движутся к берегам Латинской Америки. А сколько таких шагов, о которых общественность не информируется?

Авторы "Профиля" убеждены, что расширять свое влияние в мире нужно не тогда, когда Россия "укрепится внутри", а "сейчас, поскольку и темпы, и логика строительства зависят от того, что же мы строим. Если империю – то это один проект, если пытаемся спасти национальное государство, то это совершенно другое".

Их безусловный идеал – сверхдержава по типу Советского Союза, у которого была "мощь, сопоставимая с другим полюсом сверхдержавной силы". Советский Союз, считает Кургинян, был "системой, имевшей ядро (СССР) и периферию (Варшавский договор, мировая коммунистическая система, национально-освободительные движения, неприсоединившиеся страны и так далее). Вот такая система из ядра и периферии, обладающая альтернативной идеологией, — это сверхдержава".

В этих вселенских планах по воссозданию империи народу России отводится лишь привилегия служить власти. Кургинян откровенно потешается над теми, кто говорит о необходимости благоустройства страны, приводя в пример бывшего советника президента Ельцина Анатолия Ракитова, который, по его словам, "несколько лет назад договорился до того, что сколь угодно маленькая страна может быть великой — главное, чтобы в ней были чистые сортиры". В представлении апологетов нынешней власти государство существует не для того чтобы служить своему народу, а для того "чтобы выиграть войну".

Самое печальное тут в том, что настроения народа в который раз созвучны замыслам власти и ее "теоретиков". Все та же историческая слепота. Та же вера в правоту высшей власти: "Мы так вам верили, товарищ Сталин, как, может быть, не верили себе!" Тот же великодержавный шовинизм, который только и сплачивает народ России. И все то же желание показать миру "кузькину мать".

"Но сейчас же совсем другое время – XXI век все-таки", – возразил мне молодой человек, несогласный с таким сценарием развития событий. Да, снаружи, может быть, и по-другому – современные костюмы, машины, компьютеры, мобильные телефоны, - а изнутри все та же традиционная, патриархальная страна, с тем же типом власти и с той же ментальностью народа, так ничему и не научившегося у своей истории. Ну, а если нужны подробности, то это к Владимиру Сорокину. 

 http://grani.ru/Politics/Russia/m.141751.html


Комментариев нет:

Отправить комментарий