понедельник, 20 июля 2015 г.

«Собственность и свобода». Совет украинским реформаторам



Сегодня, когда говорят о будущей «демократической европейской Украине», эксперты единодушны в необходимости для неё экономических реформ. Единодушны они и в том, что Украина с ними крайне запоздала. Реформы нужно было проводить сразу после того, как она стала самостоятельным государством. Тогда, после распада Советского Союза, этот шанс был упущен, и Украина пошла по тому же пути олигархической приватизации, что и Россия. К сожалению, он был упущен и второй раз после так называемой Оранжевой революции 2004 года. Третий шанс Украине выпал спустя ещё 10 лет, после свержения президента Януковича. 

Экономические реформы надо было начинать, не теряя ни дня, о чём многократно говорил Каха Бендукидзе, и проводить, не ссылаясь на фактор России для оправдания своего бездействия. Реакция России была ожидаемой, и сегодня, как это ни жёстко звучит, можно с уверенностью сказать, что Украина ни стратегически, ни тактически не подготовилась к такому развитию событий.

Однако и спустя почти полтора года после победы так называемой революции достоинства, необходимых реформ по-прежнему нет. Характерно признание российского экономиста Сергея Алексашенко, недавно побывавшего в Украине: ему по-прежнему неясно, «в чём будет состоять реформа? На кого смогут опереться реформаторы в её проведении? Какими шагами смогут они убедить население и бизнес в необратимости изменений?» И какие-такие «несущие конструкции реформы будут заложены в Конституцию, изменения в которую в настоящее время готовятся в режиме строжайшей секретности»?
 
Итак, сегодня, как можно понять стороннему наблюдателю, надежды возлагаются на новую Конституцию Украины и на Михаила Саакашвили, на его реформы в одной, отдельно взятой Одесской области. Лейтмотив этих надежд – борьба с коррупцией, в том числе и «радикальная реформа судебно-правоохранительной системы, степень коррумпированности которой зашкаливает за все разумные пределы».

Однако административная борьба с коррупцией, с какими бы благородными намерениями она ни проводилась, не может привести к долговременному успеху, пока не будет поставлен и разрешён вопрос о пересмотре результатов украинской приватизации с целью отделения собственности от власти и легализации права на частную собственность. Эта реформа собственности, конечно, должна быть детально проработана экономистами, знающими специфику Украины, но безусловно ясно, что местным олигархам придётся заплатить немалый налог в казну Украины. Этот налог, кстати, пополнит её бюджет и даст собственные, столь необходимые ей средства на проведение реформ. И просить у Запада не придётся. Только после этого собственность олигархов будет признана законной, а сами они получат права владельца, как и должно быть в правовом государстве. 

В России в своё время бытовало мнение, которое выразил Станислав Белковский: «Российский крупный бизнес – объективный враг демократии. Ему не нужны свобода слова и демократия, потому что бизнес очень хорошо делается там, где нет общественного контроля над ним. Очевидно, что для крупных корпораций лучшими партнерами всегда были центрально-американские, центрально-африканские диктаторы, а не демократические правительства. Поэтому все разговоры о том, что крупный бизнес – это гарант демократии в стране, я всегда считал беззастенчивой пропагандой, не имеющей ничего общего с действительностью. Совершенно очевидно, что ликвидация демократии в стране выгодна крупному бизнесу».

Не особо интересовались политикой и представители малого и среднего бизнеса. Весьма характерно признание бизнесмена из Пензы Александра Шматко, недавно попросившего политического убежища в Великобритании. Он, по его словам, «никогда не интересовался политикой, мне было фиолетово от того, кто у власти, есть свобода или нет свободы, я этого не понимал. А когда пришли за тобой, ты начинаешь сопротивляться, начинаешь понимать, что всё несправедливо».

Конечно, несправедливо, но ведь в России не только Алексей Навальный, но и ФСБ по-своему борется с коррупцией. Эти функции прямо прописаны в Положении о Федеральной службе безопасности, утверждённом указом президента РФ от 11 августа 2003 года. ФСБ и её территориальные органы на местах вместе с федеральными органами исполнительной власти разрабатывают «меры по борьбе с организованной преступностью, коррупцией, контрабандой, легализацией преступных доходов» и т.д., и т.п.

В условиях сложившегося в России всевластия государства закономерна практика, что «ФСБ контролирует буквально всё» и «на каждом крупном предприятии есть куратор от ФСБ». Понимание этого пришло к бизнесмену из Пензы только после того, как «борьба с коррупцией» со стороны ФСБ коснулась его непосредственно.

Чтобы прервать подобную практику в Украине, её реформаторам жизненно важно осознать две простые истины, которые проверены историческим опытом, но труднее всего усваиваются. Западным человеком потому, что он о них даже не задумывается, так как живёт в условиях правового государства, а рыба, как известно, не замечает воду, в которой плавает. Человеку, живущему не в правовом государстве, эти истины, наоборот, представляются оторванными от жизни абстракциями. 

Мне приходилось писать об этом в своих статьях неоднократно. Здесь я снова позволю себе напомнить, что, во-первых, демократическое государство есть, прежде всего, государство правовое. 

Во-вторых, мировая история не знает другого пути становления демократических процедур и институтов (в том числе и честных судов), кроме утверждения права частной собственности. Сначала частные собственники с гарантией права передачи собственности по наследству в собственной стране, а уж затем нормальный парламент, нормальные партии, нормальный суд и другие демократические институты для отстаивания своих интересов. Именно частные собственники стали основой правового государства на Западе. Именно они обеспечили оформление договора между обществом и государством, добиваясь этого в целях собственного выживания и безопасности. А от такого договора в результате выиграло всё общество, потому что именно он стал основой соблюдения права и обеспечил формирование правосознания в обществе.

В России ни одна общественная сила до сих пор даже не пыталась ставить принципиальный вопрос о пересмотре итогов приватизации начала 1990-х годов и установления честных правил игры. Никто не стремился создать нормальную либеральную партию (а не псевдопартию Михаила Прохорова), защищающую частных предпринимателей и отстаивающую их интересы. Никто не выходил на улицу с требованиями отделения собственности от власти, никто не требовал защиты права частной собственности и определения условий её передачи по наследству. Наконец, никто не требовал пересмотра уголовных дел и освобождения тысяч предпринимателей, отбывающих срок по экономическим статьям.

Не надо быть идеалистами: люди не могут измениться только потому, что вдруг решили стать хорошими, честными и некоррумпированными, или потому, что их заставили административными методами стать таковыми. Коррупция при этом никуда не исчезнет, а неизбежно либо мимикрирует, либо найдёт обходные пути. И выборы в таких условиях не могут быть честными, и партии – настоящими партиями, и парламент так и останется псевдопарламентом.

Вот почему, желая успеха украинским реформаторам, я советую им усвоить правило: сначала правовые гарантии частной собственности, а уже потом свободные институты. И каждому в качестве настольной иметь книгу Ричарда Пайпса «Собственность и свобода».

4 комментария:

  1. Ирина. При всем уважении. Не стоит писать об Украине, не живя тут. Это ну совершенно не тот случай, когда "со стороны виднее".
    Если коротко: "Пересмотр результатов приватизации" - этот лозунг у нас используют политические силы, скажем так, крайне популистического толка, когда больше ну совсем уже нечем привлечь внимание.

    При этом процесс восстановления контроля государства над многими активами, которые были в свое время у него отжато самыми разными олигархами - он идет без громкого пиара, через суды и по закону. Фирташа уже серьезно "разобрали", Ахметов сам себя переиграл на Донбасе и теряет контроль над разными облэнерго, Коломойского сейчас активно отодвигают от дойки крупных государственных компаний и отбирают монополию на авиацию (что ему очень не нравится).

    Но серьезно, Ирина.
    Тут у нас советы от российской оппозиции, даже данные из самых лучших побуждений, уже воспринимаются исключительно негативно.
    И потому что неадекватны, так как базируются на дико искаженной картинке реальности.
    И потому что страдают от неизлечимого высокомерия (вот перечитайте себя сами - поучающую глупых хохлов).
    Да и просто потому что одно из самых сильных оскорблений от россиянина теперь - "братский народ".

    Ваш блог - "О России...". Пишите о ней, пожалуйста.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Уважаемый Denter, мне жаль, что Вы так восприняли мой совет. Он, действительно, со стороны, но со стороны человека, следящего за событиями в Вашей стране и заинтересованного в её успехе. Но, если говорить, к примеру, о борьбе с коррупцией, которую ведёт сейчас Михаил Саакашвили в Одессе (судя по роликам на youtube), такая борьба, на мой взгляд, не приведёт к долговременным результатам, не говоря уже о том, что это совсем не реформы, которые нужны Украине сегодня.
      Реформировать нужно ОСНОВЫ, о чём я и пыталась сказать.

      Удалить
  2. Насколько я понимаю, реформ нет потому, что на них нет запроса. Бить - нельзя, остальное все равно. С частной собственностью, даже с пониманием ее сути, на постсовке большие проблемы, кроме стран Балтии.Разговоры же о реформах и даже кое-что в этом направлении - вода.

    ОтветитьУдалить
  3. Совершенно верное замечание, Андрей Будевич! Спасибо.

    ОтветитьУдалить